Lissa~~
Читатель историй
Из коридора у квартиры Микки Розе была видна улица до самого магазина. Вокруг почти никого не было. Возможно, все сидели по домам, играя в компьютерные игры, как и Микки, надеясь выиграть приз. Или, возможно, они увидели Даррена Пая, стоящего, прислонившись к стене, и решили держаться подальше.

Она тут же его узнала, хотя и не видела с тех самых пор, как он покинул школу – ну, с тех самых пор, как он перестал посещать школу – и с того времени прошли уже годы. Она несколько раз привлекала его внимание, потому как, если ты был индивидуальностью, давал отпор и отказывался играть жертву, некоторым людям хотелось ее из тебя сделать. Но это никогда не оборачивалось для нее особенно плохо, не так, как для некоторых.

И она не собиралась позволять подобному хулигану удерживать себя от похода в магазин. Она спустилась по лестнице во двор. И прямо-таки увидела, как уши у него поднялись торчком при звуке ее шагов, и он лениво повернул голову.

- Эй! Эй, ты!

Она проигнорировала его, продолжила идти мимо.

- Я с тобой разговариваю, потаскуха.

Игнорирует его.

- Эй, потаскуха, слышал, твой бойфренд тебя прикончил.

Так значит, он знает, кто она.
- Не верь всему, что прочитаешь в «Бино» (прим. пер. - британский детский комикс), - крикнула она в ответ. Она встречалась лицом к лицу с инопланетянами и бог знает чем еще; она не позволит недоразвитому хулигану себя достать. Это оказалось неожиданно просто. «Слово – не камень, больно не бьет», - подумала она.

- Подумал, это семейное, - сказал он. – Слышал, твоя потаскушная мать своего мужа прикончила.

Это вызвало в ней вспышку гнева, гнева за мать и за давно погибшего отца, но она вновь подумала об инопланетянах, с которыми встречалась, и представила себе Даррена Пая, который промочил бы штаны, если бы встретился с Сознанием Нестин или еще чем-то подобным, и взамен это вызвало у нее улыбку.

Она зашла в магазин и прошлась по полкам, взяв двухпинтовую бутылку молока средней жирности, пачку печенья с кремовой начинкой и, на всякий случай, еще и коробку чайных пакетиков.
- Спасибо, - сказала она Морин за прилавком, когда все ее покупки перекочевали в голубой пластиковый пакет. – Так что, я получу одну из тех лотерейных карточек?

Морин хмыкнула.
- Нет, не получишь. Чертовы штуки. Все едут вниз по улице, только ради того, чтобы получить какой-то дурацкий приз, даже если им нужна всего лишь булка хлеба. Я знаю, мой, может, и дороже на пару пенсов, но там ведь выходит дополнительно 1,2 фунта сверху на автобусный билет, что в общей сумме делает мой хлеб значительно дешевле, так можешь и передать своей маме, юная Роза.

Роза рассмеялась.
- Да брось, как будто она послушает! Малейший шанс получить что-нибудь задаром, и моя мама уже будет там, да и у нее проездной, к тому же. – Она взяла пакет и улыбнулась на прощание.

И она уже поворачивалась, чтобы уйти, когда услышала вскрик. Это был звук чьей-то боли, и за ним последовал смех.

Она никогда не была человеком, мешкающим, когда кто-то попадает в беду – временами, ошибочно. «Роза бросается в гущу событий, сломя голову», - говорила ее мама, иногда с гордостью, чаще – с сожалением.

Так что она выбежала из магазина, следуя за звуком крика. Далеко идти ей не пришлось: перед ней стояла миссис Десэй, обеими руками зажав виски, словно бы приходя в себя от удара. Маленькая струйка крови показалась между ее пальцев, а позади нее Даррен Пай подготовился к броску, подняв еще один камень. «А вот и камень», - подумала она. – «Что бьет больнее слов».

Роза бросилась на него. Это было неразумно, и определенно шло вразрез с ее решением игнорировать его, но она все равно это сделала.
- Не вздумай! – закричала она. – Не вздумай! – Она махнула своим голубым пакетом на него. Он выронил камень, и раздалось удовлетворительное «бумф», когда пластиковая молочная бутылка лопнула при столкновении, обдав его белыми брызгами. Он потряс головой, отряхиваясь, словно собака.

- Большая ошибка, - сказал он ей, схватив ее за капюшон кофты и дернув так, что она потеряла равновесие. – Маленькая девочка желает быть героиней.

Она высвободилась из его хватки.
- Я имела дело с парнями, куда больше тебя. Хотя и не с такими уродливыми, а это говорит о многом, если тебе доводилось видеть Сливина.

Даррен толкнул ее.
- Еще бОльшая ошибка. – И он вытащил нож.

Долю секунды Роза не видела ничего, кроме ножа.

Затем из-за плеча Даррена показалась рука в кожаном рукаве, выкрутила его запястье, и нож со стуком упал на землю.
- Нехорошо, нехорошо, - произнес Доктор, отталкивая Даррена в сторону. Парень, запинаясь, отшатнулся на пару шагов, затем поймал равновесие, и вновь поднял нож. Доктор остался стоять на месте, сильный и внушительный. – На самом деле хочешь рискнуть?

К облегчению Розы, Даррен передумал. Он посверлил их взглядом, но затем развернулся и поплелся прочь с молоком, до сих пор стекающим по его шее.

Как только он оказался за углом, вне поля зрения, Доктор развернулся к Розе.
- А ты решила, что в одиночку связаться с кем-то, кто вдвое больше тебя и, к тому же, носит с собой нож, это хорошая идея, - сказал он

Она пожала плечами, разрываясь между облегчением, смущением и напускной храбростью.
- В тот момент показалась хорошей.

Он глянул вниз на протекающий пакет.
- Удаль и молочная бутылка, с этим не поспоришь.

- Зови меня молочной мстительницей.

- Королева сливок.

Она расплылась в улыбке.
- Коронована за взбивание в масло.

Миссис Десэй и Морин вышли из магазина, откуда, очевидно, и наблюдали за представлением.
- Молодец, Роза, - крикнула Морин.

Миссис Десэй смущенно и благодарно помахала ей рукой.

- Я бы на вашем месте проверилась в травмпункте, миссис Десэй, - крикнула в ответ Роза.

- Нет, не стала бы, - прошептал в сторону Доктор. – Ты продолжила бы свой путь, как маленький храбрый солдат.

Она бросила на него испепеляющий взгляд.
- В любом случае, что ты тут делаешь? Пал жертвой жажды печенья? – Она вытащила омытую молоком и раздавленную пачку печенья с кремовой начинкой из пакета и помахала ею у него перед носом. Он взял пачку, открыл, достал одну штучку и целиком положил себе в рот.

- Мое фаучье фучье фваботало, - произнес он сквозь крошки и сливочный крем.

- Будь серьезнее, - сказала она. – И говорить с набитым ртом невежливо.

Он проглотил печенье.
- Я серьезен! Мое чутье настроено на твои бедственные крики. Они звучат на особой длине волны. – Он поболтал пальцами у головы, изображая звуковую волну.

На мгновение она на самом деле взвесила возможность того, что он говорит правду. В конце концов, она ведь не представляла, как работают инопланетные мозги. Но она знала, что на самом деле он ее разыгрывает. В конце концов, она ведь и не издавала никаких бедственных криков.

Она пренебрежительно шмыгнула, и он ухмыльнулся.
- Мне наскучила игра, - сказал он. – Никакого интереса для разума, подобного моему.

- Ты побил рекорд Микки? – спросила она.

- А ты как думаешь? Конечно, побил. Несколькими тысячами очков, к тому же. Где-то в районе того момента, как я издал победоносный клич, он и пригласил меня уйти.

Роза недоверчиво рассмеялась.
- Ты позволил Микки Смиту выставить себя за дверь?

Доктор выглядел самую чуточку смущенным.
- Говорю же, мне надоела игра, - сказал он. – Пошли, сходим, поделаем что-нибудь менее скучное.



Это была наименее пустынная часть планеты Туп, потому как здесь стояли два сооружения. Одно из них напоминало гигантскую пирамиду, у которой срезали верхушку, словно у вареного яйца. Но, в то время как у пирамид вход был лишь один, у этой их были сотни. Иногда краем глаза, казалось, ты замечал, что здание будто бы располагается внутри купола, огромной перевернутой чаши, состоящей из бледных фиолетовых линий. Но, опять же, это могло быть лишь игрой света.

В другом здании не было вообще никаких видимых дверей. Его можно было бы назвать большим, не будь оно много меньше усеченной пирамиды, квадратным и мощным, сооруженным с малой долей изящества.

Внутри здания располагалось множество помещений, в их числе и то, что было известно как главная комната управления. А внутри главной комнаты управления царило волнение. Квеввилы носились туда-сюда, сверяясь с мониторами, циферблатами и считывателями данных.
- Это потрясающе! – пискнул один. – Этот оператор овладел игрой! Скорость, мастерство…

- Впереди еще долгий путь, - произнес другой, но его компаньоны проигнорировали слова предостережения.

- Носитель преодолел еще один барьер. – Возбужденно выкрикнул третий. – Победа! Приближается победа!

Приземистый Квеввил начал подгонять группу своих ликующих товарищей к ряду кабинок.
- Подготовьтесь! Не задерживайтесь! Как только будет достигнут успех, вы будете транспортированы в крепость Мантодинов – подготовьтесь одержать победу.

Покрытые иглами спины Квеввилов ощетинились, когда они подготовились к действию. Один маленький Квеввил от возбуждения отправил одну из игл в полет, та со стуком отскочила от задней части телепортационной кабины и приземистый Квеввил, что был здесь главным, развернулся на звук.
- П… прошу прощения, Фринел, - испуганно пискнул маленький Квеввил.

Фринел рассерженно смотрел на него.
- Если бы мне не нужно было готовиться к моменту победы – к моменту, когда я единственным касанием этой кнопки принесу победу всем нам… ты был бы наказан за свою недисциплинированность. – Его когтистый палец завис над большой красной кнопкой, управляющей телепортом. – Приближается победа…

- Эмм… эмм… победа перестала приближаться, - нервно произнес другой Квеввил, постучав когтем по циферблату, чтобы убедиться в верности показаний.

- Люди часто делают перерывы, - произнес другой. – У них нет выносливости. Они не воины.

Согласное бормотание пробежало по комнате.
- Нет, игра была выключена, - произнес нервничающий Квеввил. – Нам остается только надеяться, что носитель доживет до того момента, как игра будет возобновлена…

Квеввил, наблюдающий за монитором, издал стон.
- Мантодины в секторе… - произнес он. Остальные столпились вокруг, даже Квеввилы, зашедшие в телепортационные кабины, вышли, чтобы посмотреть, что происходит.

- Может, он не видит носителя…

- Нет, еще двое приближаются из-за угла… Они его заметили…

- Тот, что слева, идет к нему… Глупый носитель, стоит на месте и все…

- Он ничего другого и не может делать без оператора…

- И тут-то ему и конец. Подключаем еще одного носителя, опять все с начала, когда оператор вернется…

Командующий, Фринел, пробурчал:
- Мне нужен этот оператор. Никто другой не демонстрировал подобного мастерства! Это тот самый оператор, что, наконец, приведет нас к нашей судьбе! Отследить сигнал. Отправить сообщение нашим агентам на Земле. Он будет играть в игру для нас – под нашим контролем. – Он сделал паузу. – И, кстати о контроле…

Он неуклюже развернулся, пока не оказался спиной к остальным. Затем он со свистом выстрелил шквалом игл в несчастного маленького Квеввила из телепортационной кабины. Квеввил рухнул на пол.
- Дисциплина должна поддерживаться, - произнес Фринел.



Микки Смит начал жалеть о том, что вышвырнул Доктора, но не потому что скучал по компании самодовольного мерзавца, а потому что было очевидно, что Роза не вернется с молоком и печеньем, теперь, когда старший из ее мужчин ушел. Он провел ревизию кухонных шкафов, но там не обнаружилось ничего, кроме старой коробки хлопьев и огромной банки с маринованным луком, недавнего подарка от мамы Розы. Он открутил крышку, выбрал луковичку, и начал задумчиво хрустеть.

Ладно, Доктор был выше его, симпатичнее и больше раз спасал мир. С этим всем он мог смириться. Но то, что парень побил его в компьютерных играх, было уже чересчур, потому как это была Земное дело, дело Микки, и ему можно было бы позволить победить хотя бы здесь.

Все из-за того, что это была та новая, странная игра. «Grand Theft Auto» или «Gran Turismo» или даже «Sonic, чтоб его, Hedgehog», и у Доктора не было бы ни единого шанса. Но эта игра, с этой ее дергающейся точкой обзора, и чуднОй графикой – требовалось время, чтобы привыкнуть. Микки пока еще недостаточно играл в нее. Взяв еще одну луковичку, Микки не спеша прошел в другую комнату и вновь включил игровую приставку. Он достигнет мастерства в этой игре, и в следующий раз, когда Доктор появится на его пороге, он вызовет его на игровой поединок – всего лишь небольшая игра, Доктор, ты же не боишься, что я побью тебя, а, Доктор? – и вот тогда-то он покажет путешествующему во времени показушнику…

Но приставка забарахлила. Все огоньки мигали, и она издавала этот высокий звук, но на экране не было никакой картинки.

А затем входная дверь Микки с грохотом распахнулась.

На мгновение, когда он увидел Дикобраза Перси, стоящего в дверном проеме, у Микки промелькнула безумная мысль, что они узнали о том, что его приставка сломалась, и послали кого-то починить ее. Но он знал, что это глупость. Такие вещи так не происходят. И парень – или девушка, кто его знает, кто там внутри костюма? – даже не постучал в дверь.

А затем, вспомнив, какие вещи происходили, когда поблизости был Доктор, он неожиданно осознал, что это был вовсе не парень – или девушка – в костюме. Так что, когда дикобраз навел на него оружие, он совсем не удивился.





@темы: Книга:перевод