Лучший Корабль во Вселенной

19:55 

Искусство Быть Человеком - Глава 1

Lissa~~
Читатель историй
Название: Искусство быть человеком
Оригинал: The Art of Being Human
Автор: sapphire_child
Пейринг, персонажи: Роза Тайлер, Доктор(10)
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU
Размер: пролог+11 глав+эпилог
Статус: закончен
Разрешение на перевод: получено
Аннотация: Осенью 1913 года Роза обнаружила себя женой мужчины, которого на самом деле не существует. Будучи зажатой между страхом того, что она может на самом деле полюбить Джона, и неотступным осознанием его истинной личности, Розе приходится переоценить как свою жизнь, так и обе свои любви. И все это время Семейство Крови подбирается все ближе к своей добыче…

Глава 1

~*~


Роза покинула Фэррингем, школу для мальчиков, примерно в 10:37 утра, с легко раздобытым велосипедом и ключом от ТАРДИС, надежно скрытым за воротом ее блузки. Через десять минут своего путешествия, однако, она уже кляла вихляющееся переднее колесо велосипеда, свою длинную непрактичную юбку и… что ж, все остальное, что только приходило на ум, на самом деле.

Она ненавидела выходить так поздно, но в библиотеке сегодня утром задержался директор школы, так что вместо обычной своей небрежной расстановки книг ей пришлось не торопиться и делать вид, что она на самом деле работает. К счастью, сестра-хозяйка была занята одним из мальчиков (тот плеснул чернилами себе в глаз), и все остальное было в порядке, так что Роза с радостью слетела обратно к себе в комнату за перчатками и шарфом, и сломя голову понеслась в путь на своем позаимствованном велосипеде, чтобы нагнать потерянное время.

Ее нетерпеливость, однако, вскоре послужила скорее помехой, чем помощью. Велосипед был старый и шаткий, а учитывая все их дожди, ей с трудом удавалось удерживать его в равновесии на размытых грунтовых дорогах. Ее туфлям тоже все никак не удавалось зацепиться, в результате чего ее ноги продолжали соскальзывать с педалей с опасной регулярностью. Все это вместе в итоге привело к тому, что Роза с длинным воплем влетела в живую изгородь.

Убедившись, что все ее конечности до сих пор невредимы, и она не насадила себя ненароком на какую-нибудь случайную ветку, Роза аккуратно высвободилась из листвы. Затем принялась вынимать велосипед, громко ворча, когда тот отказался поддаваться.

- Дурацкий…! – она в пол-силы пнула его, промазала и едва не плюхнулась в грязь. Снова принявшись тащить его, она, наконец, потянула с такой силой, что едва вновь не упала, когда тот выскочил из поймавших его в ловушку ветвей.
- Это, - проворчала она, выбирая листья и веточки из волос. – Не то, что я себе представляла, когда ты сказал «куда угодно во вселенной, в любое время и место». – Она с шумом потрясла велосипед, пока переднее колесо вновь не встало ровно, и затем, с мрачным удовлетворением, Роза продолжила свои разглагольствования. – Застряла в 1913-м – ни фена, ни косметики… - перебросив одну ногу через раму, она забралась на сиденье и раздраженно поправила свои юбки. – …Дурацкие юбки, дурацкие панталоны, дурацкие чулки… о, да, просто прекрасный день для того, чтобы отправиться исследовать английскую сельскую местность. Очаровательно.

Она еще раз раздраженно фыркнула себе под нос, прежде чем возобновить свой путь. После травы с запахом яблок и бездонных провалов, однообразные зеленые холмы и окруженные заборами грязноватые поля были не совсем тем, что она бы назвала волнующим пейзажем. На самом деле, этому путешествию не удалось привнести ничего захватывающего в довольно-таки незаурядный образ жизни Розы – кроме, конечно же, внезапного превращения Доктора в человека.

Потому как именно им он и стал – настоящим человеческим мужчиной с лицом Доктора. Ни в одной из самых безумных фантазий Роза не могла бы предвидеть тот день, когда Доктор до такой степени выбьет почву у нее из-под ног. Сам факт того, что он вообще обладал технологией превращения одной расы в другую, кружил Розе голову, но после того, как она наблюдала за тем, как он прикрепил Хамелеонную Арку себе на голову, и…

Пытаясь побороть дрожь, вызванную данным конкретным воспоминанием, она перевела свои мысли к тому, что произошло после. ТАРДИС любезно приземлилась внутри какого-то амбара, и на Розе осталась задача перетащить все еще пребывающего без сознания Доктора и кое-какие скудные пожитки наружу, чтобы подождать, когда он очнется.

Несмотря на их вес, чемоданы было не так уж и сложно вынести наружу, а вот Доктора - практически невозможно. Его ноги и руки болтались в разные стороны, а сам он оказался на удивление тяжелым, несмотря на стройное телосложение. К тому моменту, когда Розе удалось вытащить его наружу (по пути нечаянно зацепив его о некоторое количество стен и дверных косяков), она пыхтела от перенапряжения, и практически свалила его на землю, виновато при этом поморщившись.

- Прости, - извинилась она перед его бессознательным телом, вновь поморщившись, когда заметила, что умудрилась уложить его одной ногой в лужу, и нижняя часть его штанины насквозь промокла. – Однако ты мне совсем не помогаешь. Болтаешь руками и ногами в разные стороны… - она обреченно вздохнула и присела рядом с ним, переложив его как можно более удобным образом, прежде чем осторожно коснуться рукой его щеки. Он не пошевелился, и, спустя какое-то время она принялась гладить его по волосам, убирая наиболее лихо настроенные пряди с его лба.

- Вот странно, - тихо произнесла она, когда у нее закончились волосы для прибирания, и вместо этого нежно провела большим пальцем по бакенбарде. – Ты все так же выглядишь, как ты.

От ее слов – словно по команде – он начал шевелиться, а затем испустил громкий стон. Роза отскочила в сторону, но затем вновь склонилась над ним, беспокоясь, что он мог быть ранен.

- Ты в порядке, Д… - она едва остановила себя от того, чтобы сболтнуть его имя. – Привет? Эмм… ты в порядке?

Доктор – в смысле, Доктор-человек – растерянно поморгал, глядя на нее, и, когда, наконец, смог сфокусироваться на ее лице, одарил ее смущенной улыбкой.
- Привет?

- Привет! – с жаром произнесла она, ощущая облегчение сверх всякой меры. – Это я. Это Роза. Ты меня узнаешь?

- Роза… - без всякого выражения откликнулся он, и она познала мгновение настоящего ужаса, прежде чем в его глазах возникло узнавание. – Роза. Да. Конечно.

- Слава богу! – воскликнула Роза, расплывшись в ослепительной улыбке, и помогла ему сесть, облегчение кружило ей голову. – Как ты себя чувствуешь? Нормально?

Он нахмурился и коснулся рукой головы сбоку.
- Я… не уверен. Что произошло?

- Мы попали в аварию. – Объяснила Роза, прямо так, как он сказал ей. Это не было полностью неправдой, в конце концов, в них ведь на самом деле стреляли, и ТАРДИС совершила аварийное приземление, и все такое. – Ты помнишь?

Доктор-человек медленно кивнул, а затем вдруг сморщился.
- Моя… голова…

- Ты просто отдохни, ага? – Быстро произнесла Роза.- Нужно себя поберечь.

- Нет, нет, нет… - начал стонать Доктор-человек. – Я не могу отдыхать, мне нужно вовремя прибыть в школу! Я не могу опаздывать! Роза… - Он вслепую протянул к ней руку, хватка его была стальной. – Роза, ты должна помочь мне добраться до школы!

Роза отшатнулась от него, пытаясь ослабить его захват, по очереди разжимая пальцы.
- Ладно! Успокойся, я помогу тебе добраться до школы, ага? Обещаю.

Но это не успокоило Доктора-человека. Он начал бормотать и стонать, повторяя ей вновь и вновь, что ему нужно вовремя попасть в школу, что он не мог опаздывать. Отнеся его замешательство и дезориентацию к последствиям резкой трансформации, которой только что подверглось его тело, Роза убедила его посидеть и приглядеть за их чемоданами, пока она сходит за помощью.

Она быстро ушла, пытаясь сбросить ощущение его пальцев, сжимающих ее запястье. Доктор никогда не применял к ней открытую физическую силу, если только это не было абсолютно необходимо, но когда-то она заработала один-два удара от Джимми, и сенсорная память до сих пор была достаточно сильна для того, чтобы ее замутило. Ее ладони оказались на самом деле немного вспотевшими, пока она следовала по неровной тропинке, идущей вдоль амбара, и она на ходу вытерла их о свою юбку, выйдя с тропинки на настоящую дорогу.

Ну, это была, конечно, проселочная дорога, но все-таки.

К ее полнейшему изумлению, практически сразу же показался едущий в ее сторону старомодный автомобиль. Это было одно из тех счастливых совпадений, что происходят лишь в фильмах, но Роза, естественно, не жаловалась. Она помахала изумленному водителю, и когда тот остановился рядом, спросила, сможет ли он подвезти ее и ее спутника.

После того, как прошло первоначальное потрясение, он был счастлив оказать им услугу. Мужчина представился, как Фредерик Йель – Фредди, для друзей – и раскрыл, что везет ящик новых учебников в Фэррингем к новому школьному семестру, который должен был вот-вот начаться. Роза не представляла, что такое Фэррингем, но готова была поспорить, что это та школа, о которой трещал Доктор. Инопланетянин – или, скорее, человек – о котором шла речь, до сих пор выглядел довольно бледным и оцепеневшим, так что Роза привлекла Фредди к тому, чтобы помочь ей забросить чемоданы и ее спутника в автомобиль.

- Чтоб мне провалиться, как же вы двое оказались тут одни-одинешеньки? – в изумлении спросил Фредди. – Тут же нет ничего вокруг, кроме полей да овец.

- С нами произошел несчастный случай. – Вяло объяснила Роза. – Думаю, он обо что-то ударился головой.

«И правым бедром», - добавила она про себя. – «И, возможно, еще и пару раз руками и ногами.»

- Лучше бы вам тогда показать его сестре-хозяйке, как доберетесь. – Сказал Фредди, бросив обеспокоенный взгляд назад на Доктора. – Он не больно-то хорошо выглядит.

Роза рискнула глянуть на Доктора-человека.
- Я, пожалуй, поеду с ним сзади. – Решила она, но предупредила его, забравшись внутрь. – Смотри, чтобы тебя не стошнило на меня. Мне не улыбается потом чистить это платье. И не на эти книги, ага? – поспешно добавила она.

Несмотря на болезненную бледность, Доктор-человек выдавил слабую улыбку.
- И в мыслях не было.

В других обстоятельствах Роза, вне всяких сомнений, обрадовалась бы возможности путешествия в таком причудливом старомодном средстве передвижения. У Доктора, казалось, была необъяснимая способность превращать любой опыт в веселую игру, но без него она обнаружила себя неспособной наслаждаться хоть чем-то из данного опыта.

Во-первых, привыкнув к обманчиво масштабному интерьеру ТАРДИС, Роза ощущала сильную клаустрофобию, зажатая на заднем сиденье маленького автомобиля Фредди. Укутанная в мили нижних юбок и туго зашнурованный корсет, а кроме того, и окруженная со всех сторон книгами, она практически ничего и не могла, кроме того, чтобы сидеть, будто аршин проглотила, и приглядывать за своим мертвенно-бледным и довольно оцепенелым подопечным.

Она изо всех сил старалась не таращиться на него в открытую, пока они тряслись по дороге, но в таком маленьком транспортном средстве ей особенно и не на что было больше смотреть. Правда была в том, что он ее довольно сильно пугал – он выглядел просто-таки непривычно без своих обычных полосок и оживленной натуры. Одетый в твид и щеголяющий в рубашке с округлым воротом, казавшимся чересчур гладким на фоне его подбородка, он едва глянул на нее на протяжении всего пути.

Он был таким нехарактерно тихим и непохожим на себя, что неловкость Розы начала превращаться в тревогу. Она не была полностью уверена в том, что он не нанес себе непоправимого ущерба использованием Хамелеонной Арки, а у нее ведь не было необходимой квалификации для ухода за ним в случае, если его Повелительски-Временной мозг решит устроить себе отек или кровоизлияние, или еще что-нибудь типа того.

Ее тревога усиливалась. После того, как за ними гнались и стреляли, ужасной процедуры, которой он подвергся, чтобы изменить себя, а затем лихорадочного похода в гардероб (ТАРДИС помогла, конечно, но экстравагантные платья, которые она подобрала для Розы, шли с корсетами, сделанными из настоящего китового уса – а ей до этого никогда не приходилось зашнуровывать себя во что-либо из этого без всякой помощи), не говоря уже о дополнительных сложностях, связанных с переодеванием бессознательного Доктора в новый костюм, прежде чем они могли бы по-настоящему начать их новое путешествие… что ж, Роза до сих пор ощущала себя чуточку на взводе.

По контрасту, мужчина рядом с ней был таким спокойным, что Розе отчаянно хотелось закричать на него – только чтобы вывести его из себя. Лишь несколькими часами ранее он был ее Доктором – скакал вокруг консоли ТАРДИС, запуская руки в волосы и тараторя со скоростью миллион миль в час. Теперь же он был абсолютно неподвижен, и она обнаружила, что ощущает себя… ну, одинокой.

Боже, ведь и часа не прошло, а она уже скучает по Доктору. Ну не печально ли?

Наконец, отбросив короткие скупые взгляды, Роза громко кашлянула и открыто уставилась на него, в надежде, что он заметит и завяжет с ней разговор. У него ушло некоторое время на осознание того, что ее внимание обращено на него, но когда это произошло, Доктор-человек вышел из своего задумчивого состояния и широко ей улыбнулся.

- О. Привет. – Произнес он, и когда он продолжил говорить, она впервые заметила (теперь, когда он говорил нормально, а не бормотал и стонал), что его голос на самом деле немного изменился. – Прошу прощения. Я, должно быть, задремал.

Он сконфуженно улыбнулся, и Роза смотрела на него с легкой тревогой. У него до сих пор был похожий акцент, но его слова звучали с бОльшим старанием – словно бы он постоянно делал паузы, чтобы обдумать их, прежде чем раскрывать рот. Его гласные, кроме того, были более округлыми, произношение чуть более четким, чем обычно.

Ей это не нравилось.

- Ты… - Роза потеряла мысль, когда увидела слегка недоуменное выражение на его лице. Это было слишком неестественно. Абсурдным образом это напомнило ей о том, каким он был, когда в него вселилась Кассандра на Новой Земле. Он ощущался до того неправильным. – Ты получше себя чувствуешь?

- О, да. Гораздо лучше. – Радостно сообщил он ей, и теперь, когда Роза присмотрелась к нему чуть повнимательней, она заметила здоровый румянец на его щеках. – Главное, конечно, что с нами обоими все в порядке.

- Да. – Согласилась Роза, затем заворчала. – Интересно, далеко нам еще ехать? Кажется, мы уже целую вечность в этой машине.

- Постарайся не волноваться так. – Успокаивающе сказал он ей, потянувшись через книги и похлопав ее по руке. Его кожа была гораздо теплее, чем обычно, и Роза ощутила неясный трепет в груди от его прикосновения. – Мы скоро должны быть на месте.

- Слава тебе, господи… - пробормотала она.

- Роза! - с некоторым упреком произнес он, убирая свою руку. Роза поглядела на него, удивленная его тоном. – Я знаю, что ты не имела в виду ничего такого, - продолжил он. – Но я бы предпочел, чтобы ты не использовала имя Божье всуе.

- О. Прости. Конечно. – Неловко произнесла Роза. – Веду себя как можно лучше. Никакого богохульства.

И она неуклюже перекрестилась.

К ее удивлению, он усмехнулся, а затем вновь протянул руку поверх книг, чтобы ласково коснуться ее щеки.
- Дикарка моя. – С нежностью произнес он. Непривычная к тому, чтобы он так к ней прикасался, Роза неуверенно улыбнулась в ответ, и только начала ощущать легкий румянец, подступающий к ее щекам, как автомобиль вдруг остановился. – Мы на месте! – Доктор-человек тут же выкарабкался наружу и обошел автомобиль, чтобы предложить руку Розе и помочь ей выйти.

Она охотно приняла ее, быстро осознав, что ее наряд весьма затруднит ей выход из автомобиля хоть с какой-то долей изящества. На деле она чуть запнулась, опираясь на него, и обнаружила себя у него в руках.
- Ты в порядке? – спросил он, и Роза неуклюже выпрямилась, чтобы высвободиться из его объятия.

- Да. Эти дурацкие юбки. – Она слабо рассмеялась, и неловко привела себя в порядок. Выросшая в мире джинсов и футболок, Роза знала, что не всегда была особенно грациозной, когда носила подобную одежду. Не то, чтобы она не одевала роскошных нарядов и раньше на протяжении их путешествий, но, судя по всему, сейчас она была на территории шляпок и перчаток. И ощущала себя неслабо потрясенной множеством крошечных пуговок и необъятными просторами тканей.

В дополнение к ее многослойному нижнему белью, и паре нелепых башмаков, которые, как она была уверена, приведут к вывиху лодыжки, на ней была блузка с высоким воротом, настолько кружевная, что даже ее бабушка подняла б ее на смех. Поверх нее была длинная темно-синяя полосатая юбка и к ней дорожный жакет красивого покроя. По крайней мере, ее шляпка была довольно нейтральной – однако, зачем вообще ей нужно было надевать шляпу в такую погоду, она не знала.

В общем, ее наряд по удобству мог сравниться с лежанием на утыканной гвоздями кровати в узком жакете, тремя размерами меньше, чем нужно, но Роза не собиралась ему это сообщать. Вместо этого она приняла предлагаемую им руку, в основном, по привычке, и вместе они окинули взглядом главные здания своего нового дома, в то время как водитель принялся вынимать их багаж из автомобиля.

- Фэррингем – Школа для Мальчиков. – С гордостью сказал ей Доктор-человек.

- Это школа? – Роза посмотрела на здания с чуть большим интересом. – Она такая большая! Словно замок, или вроде того. Эти башенки и все остальное. Это что – вроде школы-интерната или чего-то такого?

- Именно она. – Сообщил ей Доктор-человек. – И, кроме того, школа очень хорошая. Я думаю, мы будем здесь очень счастливы.

- Ага. – Согласилась Роза, вздыхая про себя. Ей и так школа никогда особенно не нравилась, но по-настоящему жить в одной из них? Словно оживший кошмар.

- Это все ваши чемоданы, сэр. – Сказал Фредди, отряхивая руки. – Не забудьте сообщить директору школы обо всех этих книгах, прежде чем опять начнется дождь.

- Конечно. – Сказал Доктор-человек. – Я чрезвычайно благодарен вам за помощь, мистер Йель. Она была просто неоценима.

Фредди коснулся своей кепки, раскланявшись с ними обоими, а затем вновь забрался в свой автомобиль. Как только он поехал обратно по грязной дороге в ту сторону, откуда они только что прибыли, Роза направилась к чемоданам, но была остановлена легким касанием на своем локте.

- Слуги заберут наш багаж. – Сказал Доктор-человек, странно поглядев на нее. – Идем.

Все еще рука об руку они прошли в школу. С, по всей видимости, безошибочным чувством направления Доктор-человек провел их прямиком через главный вход, где по лестнице к ним спускался мужчина в очках, черной мантии и преподавательской шапочке.

- Добрый день. – Вежливо улыбнулся он им обоим, спускаясь. – Вы, должно быть, мой новый преподаватель истории?

- Это я. Доброго дня вам, сэр. – Сердечно произнес Доктор-человек, протягивая руку. – Профессор Джон Смит к вашим услугам, сэр.

Роза отметила про себя его псевдоним, в то время как изо всех сил старалась не закатить глаза. ТАРДИС, по всей видимости, была так же неизобретательна в выборе вымышленных имен, как и Доктор.

- Рад. – Мужчина пожал руку Джона. – Эдвард Рокасл. Директор школы. – Коротко повернувшись к Розе, он изобразил легкое удивление. – А кто такая, позвольте спросить, очаровательная юная леди, что сопровождает вас?

Роза помолчала, неожиданно ощутив легкую тревогу перед тем, что последует дальше. Она знала, что ТАРДИС создала Доктору историю жизни, в которую она затем должна будет вписать себя, но до сих пор «Джон» не смог дать ей хоть каких-то намеков на то, кем она, по его мнению, была.

По правде говоря, то, как он вел себя с ней, не слишком отличалось от нормы. Он до сих пор, казалось, относился к ней с теплотой и относительной привязанностью, только лишь меньше держал за руку и обнимал. И флиртовал меньше. Но, опять же, судя по приблизительной датировке их костюмов, она, в любом случае, не ожидала от него таких игривых проявлений эмоций.

Роза знала из первых рук, что в большинстве исторических периодов, когда женщины носили корсеты, а у мужчин пользовались популярностью подтяжки и твидовые костюмы, не особенно жаловали веселые выходки, которыми увлекались они с Доктором. Не раз ее ловили в каком-нибудь периоде, делающей (или носящей) нечто неподобающее. Ей на ум пришла их встреча с Королевой Викторией, и она попыталась не улыбнуться воспоминанию.

Кстати о воспоминаниях, она надеялась, что ей не придется быть его горничной или прислугой или еще кем. У нее не было абсолютно никакого желания вновь быть хоть кем-то похожим на кухонного работника или официантку. Возможно, она могла бы быть его ассистенткой преподавателя? Она не особенно много знала о преподавании, но все же. Единственным другим вариантом, который приходил ей в голову, было притвориться его дальней кузиной – они были слишком не похожи, чтобы заявлять более близкую генетическую связь…

- А! – Джон широко улыбнулся и притянул ее вперед, чтобы Рокасл мог лучше ее видеть. – Директор, это Роза. Моя жена.

При этих словах Роза громко подавилась воздухом, и оба мужчины повернулись к ней в смутной тревоге.

- Роза? – Произнес Джон, беспокойство исказило его черты, в то время как она таращилась на него. – Ты в порядке?

- Я… - выдавила Роза, проглотив свой шок так быстро, как только смогла. Не дело вызывать подозрения так рано по ходу дела. Она должна была вписаться в его историю и присмотреть за ним, пока не станет безопасно – а не спорить с ним и попадать в неприятности. – Кажется, я только что… проглотила муху! – соврала она, поморщившись, когда ее голос поднялся в громкости и тоне. – Простите.

- Как… ужасно. – Произнес Рокасл. Его тон был безошибочно снисходительным, и у Розы рука зачесалась сбить высокомерное выражение с его лица. – Я пошлю одного из кухонных слуг занести ваши вещи внутрь. К сожалению, мне придется организовать временное местожительство для миссис Смит, пока мы не сможем разместить ее в вашей комнате. Боюсь, что мы не ожидали, что вы привезете свою жену…

- Жена! – Пробормотала Роза себе под нос, но никто из мужчин ее не услышал, так как теперь они говорили друг с другом и полностью ее игнорировали. – Чтоб меня!

Это, однако, оказалось не единственным сюрпризом для Розы. Директор позволил им обустраиваться до конца дня, но утром первым же делом вызвал Джона в свой кабинет. Пока он был там, Роза проскользнула в его комнату и спрятала карманные часы на самом виду, аккуратно положив их на каминную полку, так, чтобы сразу узнать, если он потеряет их. Довольная собой, она только собиралась немного обследовать местность, когда столкнулась на лестнице с сестрой-хозяйкой.

Медсестра Редферн была не то, чтобы недружелюбна, но говорила очень изысканно – настоящая леди, как сказала бы Джеки. Встретившись с ней днем ранее, когда заходила вместе с Джоном, чтобы убедиться, что у него не было сотрясения после их несчастного случая, Роза почувствовала потребность чуть обточить свой акцент - исключительно утомительное упражнение, бесконечно озадачившее Джона.

- О, миссис Смит, вот и вы. – Произнесла сестра-хозяйка с очевидным облегчением в голосе. – Директор послал за вами.

- За мной? – без выражения произнесла Роза. – Зачем?

Как оказалось, по причине того, что у Розы должна была быть отдельная комната, пока они не смогут переселить ее к Джону, она также должна будет что-нибудь делать, чтобы отработать свое содержание, потому как его жалованья будет недостаточно, чтобы покрыть расходы на обе их комнаты.

Джон был ужасно всем этим смущен, но Розу куда больше волновало то, что у нее не было никаких полезных для этого места навыков. Директор объяснил, что из-за их социального статуса не может заставить ее работать вместе с горничными и кухарками, и Роза возликовала на короткое мгновение, пока он не поручил ей двойную обязанность по уборке публичной библиотеки и помощи сестре-хозяйке, когда той понадобится дополнительная пара рук.

В начале, Роза чувствовала довольно сильную неуверенность в собственной компетентности по обеим ролям. Ей никогда даже мельком не приходила в голову идея стать библиотекарем или медсестрой, даже в детстве. К счастью, библиотека была относительно маленькой по причине того, что у большинства профессоров были свои собственные персональные библиотеки в их комнатах, так что, фактически, все, что от нее требовалось делать – это следить за тем, чтобы все оставалось в приблизительном алфавитном порядке и в правильной секции. Аналогичным образом, сестра-хозяйка Редферн оказалась весьма компетентной женщиной, и, на самом деле, не нуждалась в особой помощи. В итоге, Роза, в основном, была у нее на побегушках: пополняла запасы перекиси водорода или забирала посылки с медикаментами из почтового офиса в деревне.

В перерывах между расстановкой книг и бесконечным перематыванием бинтов, Роза ускользала на прогулки так часто, как только могла, чтобы исследовать школу и ее окрестности. Во время этих блужданий она обнаружила (помимо всего прочего), что все учителя, занятые в Фэррингеме, были мужчинами, и, несмотря на то, что все они очевидно считали себя хорошо образованными и благопристойными, в тот или иной момент она ловила на себе взгляды почти всех из них.

Она также обнаружила, что единственную женскую компанию, кроме сестры-хозяйки, здесь можно было найти только в лице горничных и иной обслуги. К сожалению, ее экстравагантный гардероб ввел их в такой трепет, что они не смели в ее присутствии произнести ничего, кроме «да, мадам» и «нет, мадам». Роза была очень рада наступлению сентября, когда начался семестр, и школа наполнилась шумным гвалтом студентов. Розу представили вместе с остальным персоналом, как нового библиотекаря и ассистирующую медсестру, что вызвало плотоядные усмешки от старших мальчиков и немало восхищенных взглядов от младших.

- Ко мне мальчики уже привыкли, - объяснила позже медсестра Редферн, пока они вместе сворачивали (очередные) бинты, тон ее голоса не допускал сомнений. – Но могу себе вообразить, что они весьма взволнованы тем, что на сей раз здесь будет работать красивая юная девушка.

Роза в ответ на это покраснела, но позже, изучая свое отражение, не cмогла отрицать, что в своих новых нарядах выглядит куда более… что ж, женственной, чем в своем обычном обмундировании. Это заставляло ее чувствовать себя чуть менее неуверенно в отсутствии макияжа, когда ее волосы были подколоты вверх, а талия стянута корсетом.

И так начался учебный семестр, а с ним библиотечные и сестринские обязанности Розы – какими бы они ни были. В начале она беспокоилась, что они могут ограничить ее возможность приглядывать за Джоном, но, к счастью, тот был так загружен подготовкой к занятиям и преподаванием, что практически не мог набедокурить без ее ведома. Не то, чтобы он плохо себя вел – наоборот, Джон был очень вежливым, особенно в сравнении с Доктором. Он постоянно поправлял ее грамматику или – что еще хуже – ее манеры за столом, в слегка раздраженном, хоть и нежном, тоне.

Также в эти первые дни Роза обнаружила, что хотя Джон и был склонен говорить с запинкой, когда волновался, он не тараторил так, как Доктор. Кроме того, он был весьма сдержан в плане физических проявлений привязанности, ограничивая их физический контакт, в основном, целомудренными поцелуями наедине и держанием ее за руку, когда они были на публике.

С тем, чтобы держаться за руки, она могла совладать, но Роза чувствовала себя не совсем комфортно в том, что касается поцелуев, которыми ее одаривал Джон. Хотя, она и не собиралась жаловаться на это. Не принимая во внимание истории для прикрытия, она на самом деле получала от этого удовольствие. Целомудренные или нет, они, несомненно, были больше того, что она могла бы ожидать от Доктора.

Так что, по правде говоря, ситуация была не то, чтобы плоха. Слегка скучно, может быть, но Роза утешала себя тем фактом, что, по крайней мере, их не держали в заложниках и не стреляли по ним. Покончив первым делом со своими библиотечными обязанностями, затем быстро проверив, было ли что-нибудь нужно Матроне (чаще всего, нет), она обычно могла до обеда прогуляться до ТАРДИС. Когда шел дождь, она вместо этого слонялась по библиотеке, разыскивая среди томов в кожаных обложках что-нибудь, что могла бы почитать без необходимости сверяться на каждом втором слове со словарем.

Сегодня погода была хорошей, а это означало, что под прикрытием прогулки до деревни она может пробраться к ТАРДИС, и, возможно, даже подобрать еще несколько блузок и юбок – она быстро портила все свои вещи в грязи и под дождем, особенно ботинки. Роза надеялась, что езда на велосипеде вместо ходьбы пешком остановит ее от уничтожения своих вещей, но, не занимавшись этим с тринадцати лет (и, определенно, без подъюбника), она обнаружила, что проводит большую часть времени, пытаясь удержать велосипед от съезжания в живые изгороди или грязные лужи.

Неуклюже затормозив, Роза слезла с велосипеда и прислонила его к стене редко используемого каменного амбара, из которого она впервые вышла несколько недель назад. Толкнув тяжелую дверь, она прокралась внутрь и стянула свои мягкие лайковые перчатки, прежде чем плотно прикрыть за собой дверь. Убедившись в том, что она на самом деле одна, Роза сунула руку за ворот блузки и вытащила свой ключ от ТАРДИС.

Знакомая синяя будка ждала ее в дальнем углу так же, как и в любой другой день, когда она приходила. Корабль времени тихо гудел, когда она отперла дверь и проскользнула внутрь, следя за тем, чтобы не зацепиться каблуком за решетчатое покрытие и не защемить подол юбки дверью.

- Привет. – Тихо произнесла Роза, приподняв свои многочисленные юбки и пройдя вверх по рампе, и протянула руку, чтобы погладить консоль. – Как ты?

Гудение ТАРДИС слегка заколебалось, почти превратившись в гостеприимное мурлыканье, и Роза ласково улыбнулась ей. Она легонько погладила временной ротор, но ее взгляд неожиданно зацепился за простое серебряное кольцо на ее левой руке, и она замерла на мгновение, чтобы посмотреть на чужеродное ювелирное украшение.

В ее первый полноценный день в роли Розы Смит, она совершила свою первую прогулку до ТАРДИС, пока Джон изучал книгу о какой-то великой исторической битве после обеда. По правде говоря, она думала, что он пытался спрятаться от нее после их смущающей встречи с директором школы по поводу его жалования. Сколько бы раз она не повторяла ему, что для нее не имело значения то, что ей придется работать, он только лишь больше сгибался над своей книгой, так что в итоге она сдалась.

Бросив попытки вывести его из хандры, она вместо этого решила прогуляться до ТАРДИС. К ее изумлению, на консоли она обнаружила лежащие в ожидании нее два совершенно простых и идеально подходящих по размеру обручальных кольца. Корабль беспечно гудел, даже когда Роза закатила глаза и надела меньшее из двух колец на полагающийся палец.

- Конечно. Вот спасибо! – Проворчала она, складывая в карман большее кольцо, предназначавшееся для пальца Джона. – Знаешь, ты могла бы дать мне кольца перед тем, как сбросила нас сюда. По крайней мере, тогда бы я поняла, что мне полагается быть его женой. Ну, знаешь, до того, как он мне это выдал.

Ответное гудение ТАРДИС было почти извиняющимся, и у Розы язык не повернулся вновь поднимать эту тему – особенно, когда корабль показал ей, как включить запись, которую ей оставил Доктор. Вначале она пришла в неописуемый восторг, но в итоге это оказалось не более захватывающим, чем инструкции о том, как позаботиться о его человеческом воплощении.

После первоначального разочарования, Роза заставила себя взглянуть на ситуацию с положительной стороны. Хоть Доктор и исчез, у нее до сих пор было что-то, напоминающее ей о нем. Вскоре для нее стало ритуалом во время визитов к ТАРДИС проигрывать сообщение по нескольку раз. Если она сидела очень неподвижно, с закрытыми глазами, и фокусировалась лишь на тембре его голоса, тогда она могла почти – почти – представить себе, что он был здесь с нею в комнате управления.

ТАРДИС сочувственно коснулась ее сознания, когда Роза проиграла сообщение четыре, пять раз, затем прошла и села на откидное сиденье, где днем ранее оставила его коричневое пальто. Поглаживая стежки вокруг петель для пуговиц, она просто сидела там, в задумчивости и тоске, ее разум был полон меланхолии как своей, так и корабля времени.

Прошло лишь две недели с тех пор, как они приземлились в 1913 году, а Роза уже скучала по Доктору больше, чем могла бы описать словами. Не то, чтобы в этом была вина Джона. Он был исключительно милым – разве что чуть рассеянным. Он хорошо с ней обращался и был внимателен к ее потребностям, но она просто жаждала вновь путешествовать. Она не привыкла сидеть на одном месте так долго – а особенно с бледным подобием человека, которого она…

Ну, на самом деле, он был инопланетянином, вовсе даже не человеком, но дело было не в этом.

- … и двадцать седьмое. – Сообщение подходило к концу уже в шестой раз. – Если что-то пойдет не так – если они обнаружат нас… что ж, ты знаешь, что делать, Роза. Тебе придется открыть часы. Вся моя сущность надежно сокрыта в них. Теперь, не забудь, что я поместил на них фильтр восприятия, чтобы человеческий я не подумал, что это что-то особенное, для него это будут лишь часы. Но! Не открывай их без крайней необходимости, потому что как только ты сделаешь это, Семейство сможет найти меня. Все на тебе, Роза. Твой выбор. Я знаю, что ты выберешь правильно.

В записи Доктор встал, а затем вдруг сел обратно. Роза остановила запись, как только он открыл рот, чтобы произнести свои последние слова. Она знала, чем все заканчивалось, и не особенно хотела слушать, как он вновь благодарит ее. Вместо этого она протянула руку, чтобы коснуться изображения на дисплее. Благодарная улыбка только начала касаться его губ, темные глаза искренне прищурились в уголках.

- Мне тебя не хватает. – Несчастным голосом сообщила она замершему изображению Доктора на экране. Когда он не ответил, она оторвала от него взгляд и пошла вокруг консоли. Рассеянно подхватила свой мобильник и проверила, нет ли сообщений. С тех пор, как они застряли здесь, ее не раз охватывал соблазн позвонить своей матери – если уж не ради чего-то там, то просто хотя бы для того, чтобы обсудить с кем-то все это. Но что бы она ей сказала?

Привет, мам. Да, со мной все хорошо. О, просто застряла в 1913-м. Да, Доктор каким-то образом умудрился превратить себя в человека, который думает, что его имя Джон, а я – его жена. Бред, правда? Так как там у вас погода?

Роза вздохнула и отбросила телефон. Идея того, чтобы вести разговор со своей матерью между двумя векАми по поводу проблем матримониального характера с Доктором не была тем, чему она хотела бы себя подвергнуть. Джон не был на самом деле Доктором, но все-таки.

Когда она, наконец, покинула ТАРДИС много часов (и порядочное количество повторов записи) спустя, Роза потрясенно обнаружила, что день клонится к вечеру, и ей пришлось поторопиться, чтобы добраться до школы и успеть привести себя в порядок до ужина с Джоном.

- Ты вновь заблудилась? – мягко поинтересовался он после того, как поприветствовал ее коротким поцелуем.

- Просто потеряла счет времени. – Пожала она плечами, усаживаясь и поправляя свои юбки, едва обратив внимание на то, что Джон возится с чем-то на своем подносе с ужином.

Что-то оказалось изящным розовым бутоном персикового цвета, который он преподнес ей слегка взволнованным широким жестом.

- Роза для моей Розы! – Произнес он, улыбаясь ей, такой весь милый дуралей, что Роза не смогла удержаться от ответной широкой улыбки, принимая розу.

- Ужасная шутка. – Сказала она, и Джон улыбнулся своей обычной сдержанной улыбкой с сомкнутыми губами. Он как будто бы считал неподобающим обнажать зубы в полноценной улыбке. Очень не похоже на Доктора. У того была фантастическая улыбка. Роза ощутила, как ее собственные губы дернулись от воспоминания о ней.

- Возможно. – Признал Джон. – Но, все же, ты улыбаешься.

Его зубы чуть показались, тень Доктора пробежала по его лицу. Только успев открыть рот, чтобы подтрунить над ним в ответ, Роза вдруг вспомнила, с кем на самом деле говорит, и тут же захлопнула рот, погрузившись в неуверенное молчание. Ощутив ее внезапный дискомфорт, улыбка Джона чуть потухла, а затем исчезла полностью.
- Роза? Что-то не так?

- Нет, ничего, - соврала она, намеренно взявшись за десертную вилку в попытке отвлечь его. – Эта для главного блюда, верно?

Джон добродушно вздохнул и наклонился вперед, чтобы помочь ей.
- Не знаю, каким манерам учила тебя твоя мать, пока ты росла. У вас не было столовых приборов?

- Не в таком количестве. – Признала Роза. – Мама никогда не видела смысла в использовании более одного набора, если только не по случаю Рождества или чего-то особенного.

Джон, казалось, собирался что-то сказать, и Роза затаила дыхание в ожидании колкости, которую, как она знала, не услышит.
- Что ж, в твоей руке десертная вилка. – Наконец, произнес он, указывая на каждый серебряный прибор в отдельности по мере того, как говорил. – Это довольно просто, на самом деле – все, что тебе нужно сделать, это начать с внешней стороны и продвигаться внутрь. Большая вилка для главного блюда, а меньшая – для десерта, видишь?

- Ясно. – Произнесла Роза со всей возможной серьезностью. Она обсуждала столовые приборы. С Доктором. Жизнь полна чудес. - Снаружи внутрь. Поняла. А круглая ложка для супа, да?

Когда Джон продолжил инструктировать ее по поводу столовых приборов, перейдя затем на посуду и бокалы, Роза чуть ослабила внимание, прислушиваясь к тембру его голоса вместо слов. «Где-то», - тихо размышляла она про себя, - «внутри этого мужчины все еще скрывается Доктор». Хотя на первый взгляд они выглядели одинаково, на самом деле его выдавала теплая кожа и единственное бьющееся сердце. Роза всецело слишком сильно привыкла к чуть более прохладному прикосновению и сдвоенному «тук-тук» двойной сердечнососудистой системы Доктора. Так же, как привыкла к врожденной грубости, игривой энергии, заносчивому превосходству Повелителя Времени, его редким моментам тишины…

- … Роза, ты хотя бы слушаешь, что я говорю?

- Хмм? – Застигнутая врасплох, Роза вышла из задумчивого состояния и покраснела, когда увидела подавленное выражение лица Джона. – Прости. – Извинилась она. – Должно быть, задумалась. Я просто думала… о всяком. О столовых приборах. И всем таком.

Она неловко замолкла.

Джон не выглядел полностью убежденным ее ложью, однако, тем не менее, подобрал свою суповую ложку.
- Приступим?

Они ели в молчании, Роза наблюдала, как безупречно вел себя за столом Джон, и напрасно ждала, чтобы он начал вылизывать тарелку. Или складывать свою салфетку в оригами-шляпу. Что-нибудь легкомысленное и Докторское.

Он не стал. И ее разочарование лишь выросло, когда он проводил ее обратно до ее комнаты и поцеловал на ночь с пожеланиями приятных сновидений.

- Тебе тоже. – Вяло ответила она, и он улыбнулся ей сверху вниз и ушел, сцепив руки за спиной и задумчиво склонив голову.

Роза наблюдала за ним с необъяснимым чувством усталости. Она и не представляла, насколько изматывающим могло быть сидение на одном месте без Доктора. Она чувствовала себя ленивой и утомленной, раздраженной на саму себя за погружение в рутину. Но она убеждала себя, что им недолго еще оставалось здесь задерживаться. Три месяца? Пустяк. Она может сделать это – может дождаться Доктора. У нее есть, чем себя занять, у нее есть крыша над головой, и теплый огонь в очаге, и приятный мужчина, составляющий ей компанию за ужином, хоть он и не хлюпает супом и не играет с едой.

С мрачной решимостью, Роза закрыла свою дверь и начала готовиться ко сну. «Ты просто должна как можно лучше распорядиться всем этим, пока Доктора нет», - твердо сказала она сама себе. Ей просто нужно немного продержаться, и тогда… да. Она может это сделать.

Она может ждать его.



@темы: Т, Роза, ИБЧ, Доктор, Десятый, fluff, drama, angst, PG-13, AU, Фанфик: перевод

URL
Комментарии
2014-02-26 в 17:15 

Electro Light
В раю хорошо, но в аду знакомых больше.
Ох, это так круто)) С нетерпением жду продолжения)

2014-02-27 в 16:49 

Lissa~~
Читатель историй
Electro Light, :vv: продолжение в работе, но не раньше, чем через неделю.

URL
2014-02-27 в 17:38 

Electro Light
В раю хорошо, но в аду знакомых больше.
Lissa~~, буду ждать:)

   

главная