Лучший Корабль во Вселенной

18:56 

Искусство Быть Человеком - Глава 3

Lissa~~
Читатель историй
Название: Искусство быть человеком
Оригинал: The Art of Being Human
Автор: sapphire_child
Пейринг, персонажи: Роза Тайлер, Доктор(10)
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU
Размер: пролог+11 глав+эпилог
Статус: закончен
Разрешение на перевод: получено
Аннотация: Осенью 1913 года Роза обнаружила себя женой мужчины, которого на самом деле не существует. Будучи зажатой между страхом того, что она может на самом деле полюбить Джона, и неотступным осознанием его истинной личности, Розе приходится переоценить как свою жизнь, так и обе свои любви. И все это время Семейство Крови подбирается все ближе к своей добыче…




Той первой ночью они допоздна засиделись за чтением и в итоге уснули вдвоем на диване. Джон все еще прижимал безвольной рукой к груди открытый журнал, а голова Розы покоилась на его худом плече. После той первой ночи это стало негласной частью их рутины - каждую ночь, перед тем, как они ложились спать, Роза требовала у него новую историю. Джон радовался ее интересу и делал все, что было в его силах, чтобы задокументировать свои сны для нее – иногда зачитывая ей отрывки, пока записывал их за завтраком.

Он, казалось, даже не подозревал о том, что Роза пыталась утомить его так, чтобы к тому времени, как они забирались в постель, он хотел бы только спать. На самом деле, это было всего лишь счастливым совпадением, что Роза смогла найти связь с отсутствующим Доктором. Становилось все сложнее и сложнее посещать ТАРДИС теперь, когда осень вступала в свои права, и погода вновь ухудшалась.

Однако самым лучшим в этом были сами истории. Роза восхищенно внимала приключениям, что лились из подсознания Джона, особенно тем, в которых не присутствовала. Среди рисунков в его журнале она узнала несколько людей и созданий, но было так много других, что временами даже немного перехватывало дух. Она не спеша начала запоминать их имена и истории, а вместе с ними, и историю ее Доктора и все то, о чем он никогда не говорил.

- Он, должно быть, видел сотни тысяч различных небес, - приглушенным голосом произнес однажды днем Джон. Он притормозил посреди поля, по которому они шли, чтобы поднять восторженный взгляд своих темных глаз к небу. – Ты можешь хотя бы вообразить себе это, Роза? Все чудеса вселенной, словно пир, раскинувшийся перед твоим пробуждающимся взором. Так много красок! Так много жизни и истории!

Слушая, Роза прижималась к нему, вздрагивая от удовольствия или радостно смеясь или сжимая его руку во время страшных эпизодов. Когда Джон замолкал, с ее подачи, он всегда, казалось, добавлял что-нибудь еще или вспоминал какие-нибудь мелкие детали, которые, по-видимому, терялись в тумане между его сном и пробуждением. И вот еще что – детали! Доктор обычно испытывал неудобство, когда она расспрашивала о его прошлом, но Джон был рад ответить на все ее вопросы о загадочном персонаже, что посещал его сны.

Роза поощряла его, насколько смела, зная, что идет по узкой и опасной черте. Если часы откроются сейчас, Семейство сможет найти их, не успеешь и глазом моргнуть. Однако, в то же самое время, у нее никогда больше не будет подобной возможности узнать ее Доктора. Она изредка беспокоилась о том, что он может подумать, когда вернется, но убеждала себя тем, что либо она занимает Джона рассказом историй, либо позволяет ему делать… ну, другие вещи, которые она не думала, что Доктор, на самом деле, одобрит.

Однако настало время, когда у Джона закончились часы сна, сновидений. Несмотря на то, что сны о Докторе приходили постоянно и почти каждую ночь, проработать девятьсот лет воспоминаний было не так-то просто. Когда у него закончились истории о Докторе, Джон несмело начал предлагать Розе вместо этого истории из своего детства. Затем это были забавные истории о его студентах и коллегах здесь в школе. И, наконец, его наблюдения о жителях деревни и окружающих ферм.

- Мои истории, может быть, не столь интересны, как Доктора, - говорил он с извиняющейся улыбкой. – Но, по крайней мере, они мои.

Роза ухватилась и за эти истории, поощряя его практически так же, как и с теми, что были в его журнале сновидений. Как бы ей ни нравилось слушать рассказы о Докторе, она обнаружила, что прислушивается к Джону со все нарастающим вниманием, сама удивляясь тому, что буквально наслаждается его компанией и заурядностью его жизни здесь с ней.

Она свободно болтала с ним об их общих знакомых и вежливо слушала, когда он говорил о людях, которых она не слишком хорошо знала. Но что Розе нравилось больше всего – так это слушать, как Джон рассказывал о своей собственной жизни. Она была искренне впечатлена объемом усилий, которые приложила ТАРДИС к созданию правдоподобной предыстории для него – семья, друзья, учеба. Даже их собственный период ухаживания.

- На самом деле, это было довольно странно, - задумчиво произнес он одним сырым серым утром, пока они рука об руку шли по деревне. – Я все продолжал сталкиваться с тобой в самых странных местах. О, посмотри-ка!

Здесь последовала короткая пауза, в течение которой Джон вглядывался в витрину магазина на товары. Ее переоформили с тех пор, как они были здесь в последний раз вместе, Роза видела ее мельком несколько дней назад, когда выполняла поручение, а Джон, по всей видимости, еще нет. Ему нравилось отмечать маленькие отличия в различных вещах, нравилось наблюдать за листьями и представлять траекторию их движения во время падения, нравилось предугадывать, в какую сторону завьются ее волосы после мытья, все такое.

- Это моя дурная привычка, - извиняющимся тоном признался он, когда однажды на дневной прогулке ей пришлось раз за разом выводить его из задумчивости. – Я слишком много витаю в облаках.

С того момента Роза так привыкла к тому, что он погружается в собственные мысли без всякой видимой причины, что даже не вздохнула теперь, когда он остановился, чтобы изучить витрину. Вместо этого она просто терпеливо ждала, пока он закончит свой внимательный осмотр, чтобы они могли продолжить путь.

Однако пока она глядела в стекло, взгляд ее расфокусировался, и вместо того, чтобы смотреть за стекло в магазин, она увидела их отражение. Это было тихое мгновение, неподвижное, словно фотография, или картинка на открытке; а тихие и неподвижные моменты в ее жизни с Доктором были так редки, что Роза воспользовалась моментом, чтобы просто остановиться, понаблюдать, посмотреть.

Отражение было одновременно знакомым и абсолютно чужим. В себе она узнала лицо, которое привыкла видеть только по утрам; чистое, бледное, и, в целом, очень юное. Но в Джоне она заглянула за его изменившуюся манеру поведения и внезапно заметила знакомую интенсивность во взгляде его темных глаз, слегка приоткрытые губы, выдающие его сконцентрированность, и в голове у нее была лишь одна мысль: Доктор.

Едва только это пришло ей в голову, как Джон вновь выпрямился, и она чуть вздрогнула.

- Идем? – произнес он, подавая ей руку.

- Ты никогда не думал, что, возможно, была какая-то причина, по которой ты продолжал сталкиваться со мной? – выпалила Роза и почти сразу же пожалела о сказанном. Как и всегда, она не была до конца уверена в том, сколько здесь было от Доктора, но история Джона об их встрече, хоть и отдаленно, была подозрительно знакома. – Вроде того, что мы должны были оказаться…. вместе, каким-то образом?

Джон поначалу казался удивленным вопросом, но взгляд его глаз смягчился, когда он провел по ее щеке тыльной стороной пальцев и произнес:
- О да. Никакого сомнения.

Роза многозначительно кашлянула ему, и Джон поспешно отвел руку, когда осознал, что мимо них проходит женщина с коляской, пытающаяся притвориться, что не наблюдает за ними. Они поздоровались с ней, покорно заглянули к ее малышу, а затем продолжили свой путь, рука об руку. Когда на обратном пути в школу их застал сильный дождь, Джон утянул ее в укрытие под ближайшее дерево, а затем галантно держал свое пальто над ними обоими.

- Ты знаешь, мне нравится дождь время от времени. – Признался он ей, его темные глаза сияли, когда он высунул нос из-под своего пальто и глубоко вдохнул. – Хммн… его запах…

Роза тоже высунула голову и, вдохнув влажный, землистый запах, потянулась вперед и поймала каплю воды на язык, прежде чем радостно рассмеяться, невольно возвращая внимание Джона к себе. Он внезапно наклонился вперед, чтобы попробовать на вкус каплю дождя у нее во рту, и она позволила ему целовать себя некоторое время, но не слишком долго.

- Нам лучше бы двигаться, пока дождь ослаб, - произнесла она, пытаясь придать голосу извиняющийся тон. И хотя Джон согласился с ней, он, все-таки, не смог до конца скрыть надутую гримасу, в которую грозил сложиться его рот – очень Докторское выражение лица, как с усмешкой подумала она, хотя ей еще не приходилось видеть его у Доктора в таком контексте.

Она чувствовала себя немного виноватой из-за его явного разочарования, но в то же самое время, Роза была довольна тем, что ей удалось сформировать их отношения во что-то такое, что не вгоняло бы ее в страх, и не расстраивало бы Джона. Теперь у них был спокойный дружеский союз, компромисс между тем, чего хотел он (и, скорее всего, на что ощущал свое право), и тем, что позволяла себе дать она. И она намеревалась поддерживать это в таком виде.

Ее надежда была в том, что, отвлекая его, она сможет избежать очередного обнаружения им ее явно не-супружьего поведения. Однако, что она не приняла в расчет, так это то, что Джон мог вместо этого дать ей повод для огорчения.

Она не ожидала, что у мужчины, которому не предполагалось быть настоящим, могут быть секреты.

~*~


Погода подходила для дня откровений, небо было темным и тяжелым от дождя, остановившегося утром лишь ненадолго, только чтобы затем полить вновь. С течением дня погода ухудшилась, присоединились гром и молнии вместе с россыпью града, барабанящего в окно, словно артиллерийский огонь.

Уныло расставляя и переставляя книги после своей третьей длинной и бесцельной прогулки по коридорам школы, Роза ждала в библиотеке с одной из (слегка) более читабельных книг, пока Джон закончит со своими преподавательскими обязанностями. Сегодня она с нетерпением предвкушала послеобеденный чай с ним, в особенности потому как знала, что у него есть для нее несколько новых историй в его журнале сновидений, вместе с забавными случаями сегодняшнего дня.

Однако, к ее удивлению, он объявился в библиотеке значительно раньше своего обычного времени, тараторя со скоростью мили в минуту, и как никогда раньше напоминая ей Доктора.

- Прекрасные новости! – без предисловия произнес он, вынимая книгу из ее замерших рук, и бесцеремонно отбрасывая ее на ближайший стол. – Практику по стрельбе отменили из-за погоды, так что у меня свободна вся вторая половина дня – разве не великолепно? Я знаю, что погода просто-таки отвратительна, но я надеялся, что мы могли бы найти зонт, чтобы я мог показать тебе кроличью нору, которую нашел вчера один из мальчиков. Конечно же, если бы ты предпочла этого не делать, мы могли бы просто уединиться и выпить чаю. Я делал записи весь день между занятиями, и…

Он взял ее за руку и сумел уже вытянуть ее со стула, но к этому моменту Роза довольно крепко уперлась ногами в пол. Она все еще пребывала в начале этого разговора, уверенная, что неправильно его расслышала, но намеренная чуть прояснить ситуацию, прежде чем решила бы расстроиться.

- Практика по стрельбе? – тупо повторила она.

- Прости? – Джон резко перестал тянуть ее за руку.

- Ты сказал, что практику по стрельбе отменили. – Напомнила ему Роза, тон ее был слегка обвинительным.

Джон слегка нервно рассмеялся.

- Что ж. Не можем же мы позволить мальчикам находиться там во время всего этого града и молний, верно? – произнес он. – Я весьма рад быть полностью откровенным с тобой. Огнестрельное оружие никогда не работает как следует под дождем, и видимость такая плохая…

Его слова были словно пощечина. Роза на самом деле качнулась назад на каблуках, до того она была потрясена.

- Оружие? – откликнулась она. – В каком смысле – огнестрельное оружие?

Джон замолк и уставился на нее.

- Здесь есть оружие? – Потребовала Роза, и Джон удивленно моргнул, глядя на нее, а затем нахмурился. Рот его беззвучно шевелился, и Роза потеряла самообладание. – Джон!

- Я думал, ты… не то, чтобы я не… я имею в виду, естественно, у тебя не было никаких причин выходить туда, когда мальчики практиковались, но… что ж, конечно же, ты видела мишени, расставленные на стрельбище, хотя… бы…? – видя ошеломленное выражение лица Розы, он попробовал еще раз, на этот раз чуть громче. – Ты должна была, по крайней мере, слышать, как кто-нибудь говорил о…

- Вообще-то, нет. – Резко огрызнулась Роза, и Джон на самом деле немного отшатнулся. – Огромное спасибо за то, что рассказал.

Джон нахмурился.
- Роза…

- Так, что, все мальчики их используют? – потребовала Роза, и теперь Джон начал выглядеть немного расстроенным.

- Я… что ж, я, на самом деле, не думаю, что это должно как-то тебя заботить…

- Половина из них все еще дети! – Роза обнаружила, что кричит, по-настоящему кричит. Джон вновь выглядел ошеломленным. – И ты помогаешь обучать их пользоваться оружием? Да что, к чертям, с тобой такое?

Джон начал бессвязно лепетать.

- Я… это обучает их дисциплине! Командной работе… и… и…эхм… - он выглядел готовым отбарабанить еще парочку доводов, но Роза слышать этого не желала. Не. Желала. Этого. Слышать. Она протолкнулась мимо него, прочь из библиотеки, а затем бросилась вверх по лестнице, прямо мимо группы мальчиков с вытаращенными глазами, усиленно изображавших, что не подслушивали только что у открытой двери библиотеки.

- Куда ты идешь? – услышала она оклик Джона.

- Сестре-хозяйке нужна помощь в перематывании бинтов. – Огрызнулась Роза, даже не обернувшись к нему, продолжая как можно громче топать по лестнице.

Джон не последовал за ней.

~*~


Она все еще кипела от злости, когда добралась до лестничной площадки и начала взбираться по следующему пролету, в гневе едва не запинаясь о собственные юбки. Он и понятия не имел – ни малейшего - о вреде, который причинял, помогая обучать этих детей использованию оружия! Роза не была знатоком истории (ну, кроме тех мест, где побывала с Доктором), но она знала, что приближалось в следующем году, и видела достаточно фотографий с войны, чтобы знать, что это мало напоминало пикник.

Ряды за рядами белых крестов, грязные траншеи, заполненные телами, давно погибшие, мрачно улыбающиеся солдаты… Такими были фотографии в ее учебниках по истории, вызывавшие внутри едва осознаваемую благодарность, что в ее собственное время войн не было. Даже от нечетких черно-белых изображений пробирала дрожь, и еще долго после того, как она захлопнула книгу и отвернулась от нее, чтобы сбежать с Шарин и Кишей, образы неприятно стояли у нее перед глазами.

До Доктора Розе никогда не приходилось жить во время войны. У нее никогда не было причины задаться вопросом, каково наблюдать, как тот, кого ты любишь, отправляется в бой. Теперь, однако, она видела войны. И не только видела, но и участвовала в них. По всей вселенной, и даже в нескольких на старой доброй Земле. И шли ли они с участием мечей, пуль или лазеров, все они были отчасти глупыми и удивительно похожими; шеренги солдат, бросающихся навстречу своей собственной смерти, столь многие из них были молоды и так готовы умереть.

Было бы лицемерием с ее стороны говорить, что она была абсолютно против использования оружия – в конце концов, она в избытке пользовалась им во время их путешествий, чтобы защитить себя. Но она знала, что многие из здешних студентов вскоре станут поколением мальчиков, которые будут врать о своем возрасте, чтобы стать солдатами – чтобы они могли сражаться, убивать и умирать во имя Короля и Страны.

Многие из них сделают это шутки ради. Потому что все остальные записывались. Потому что отправиться на войну означало отвагу и честь, и все остальные нелепые вещи, о которых так часто мечтали юноши. Для многих из них это было переходным ритуалом, способом доказать себе и другим, что они – мужчины.

Но за короткое время, проведенное ею в школе, Роза узнала многих из этих мальчиков, также как и то, что большинство из них были на самом деле мальчиками, которым до сих пор требовалась помощь в том, чтобы отыскать нужные книги в библиотеке, которые искали сочувственного внимания, когда ощущали тоску по дому, но не смели признаться в этом своим сверстникам. Мальчиками, которым нужна была мягкая рука, чтобы позаботиться об их царапинах и шишках, и ласковый голос, чтобы сказать им быть храбрыми, что это всего лишь царапина, и что все с ними будет хорошо.

Сердце ее разрывалось, когда она представляла их в бою.

Когда она вдруг обнаружила себя у двери лазарета, она остановилась, чтобы сделать несколько глубоких, успокаивающих вдохов, прежде чем войти внутрь и закрыть за собой дверь чуть громче, чем было необходимо. Про себя она надеялась, что Джон услышал это с нижнего этажа и понял, что она все еще зла на него. От звука захлопнувшейся двери сестра-хозяйка Редферн с некоторым раздражением подняла взгляд, но ее лицо осветилось, когда она увидела Розу.

- Миссис Смит, - произнесла она в качестве приветствия, даже не упомянув покрасневшие глаза и измученное выражение лица Розы. – Какая удача – мне не помешала бы дополнительная пара рук. Вы не возражаете?

Роза поморгала, чтобы удержать слезы, только сейчас осознав, что перед нею было то еще дельце. Один из младших мальчиков уныло сидел на стуле, в то время как Матрона ухаживала за разнообразными ранами, которые он каким-то образом умудрился заработать, включая порезы, царапины и сильно ушибленное запястье.

- Чтоб меня, да ты в сражении побывал, верно? – Выдавила Роза, пытаясь сделать голос не таким хриплым. Ну, конечно, один из самых маленьких мальчиков просто обязан был оказаться здесь сразу после того, как она думала о том, как их взрывают, и протыкают штыками, и… что бы там ни было еще, что они делают для убийства людей на войне. Роза быстро обмыла руки, прежде чем подойти и посмотреть, чем она может помочь, исподтишка вытирая оставшиеся следы слез тыльной стороной рук.

- Господина Уиллоуса обманом вынудили забраться на дерево на территории этим утром, - доложила явно пребывающая не в восторге сестра-хозяйка, заканчивая осмотр его запястья, а затем потянулась за бинтом. Мальчик выглядел подобающе пристыженным, когда она начала забинтовывать ему руку с отточенной легкостью. – К сожалению, он оказался в ловушке наверху, и единственным выходом было прыгнуть вниз. Держите руку неподвижно, Уиллоус.

- Оно сломано? – Спросила Роза, обмакивая чистую тряпочку в чашу горячей вскипяченной воды, которую сестра-хозяйка оставила остывать, а затем выжимая ее, чтобы начать обмывать его. Она начала мягко промакивать окровавленную царапину на щеке несчастного мальчика, и когда тот поморщился от ее прикосновения, тихо пошикала на него, чтобы успокоить. Сестра-хозяйка рассеянно покачала головой, занятая забинтовыванием его запястья так, чтобы оно было как следует закреплено.

- Просто растяжение. Пару дней вот с этим для поддержки, и будет здоров, как огурчик.

После они работали вдвоем в относительной тишине, Роза время от времени вызывала у мальчика улыбку-другую, пока промывала его порезы и царапины.
- Могу поспорить, после этого ты еще долго не будешь лазать по деревьям, а? Особенно не во время грозы. Тебе повезло, что тебя током не дернуло. Твои волосы тогда бы встали дыбом! Представь себе, каково было бы потом причесывать и приглаживать их…

К тому времени, как он покинул лазарет, она и сама на деле чувствовала себя намного лучше, и мальчик улыбнулся ей особенно широко, когда тихо поблагодарил их обоих, помахав своей забинтованной рукой на прощанье и поспешно ретировавшись за дверь. Роза с легкой улыбкой наблюдала за его уходом. Ее собственные знания о первой помощи не распространялись дальше антисептического крема и бинтов, но она утешила достаточно раненых созданий в своих путешествиях, чтобы знать, что вызвать у них улыбку часто означало заставить их почувствовать себя лучше, чем от чего-либо другого.

- Вам еще что-нибудь от меня нужно? – С надеждой спросила она сестру-хозяйку, намеренно мешкая на случай, что сможет отдалить тот момент, когда ей придется уйти и вновь иметь дело с Джоном. – Какие-нибудь бинты перемотать? – Шутливо добавила она.

Сестра-хозяйка не ответила, вместо этого усевшись за свой стол.
- Вы очень хорошо обращаетесь с мальчиками, - произнесла она своим спокойным ясным голосом. Роза пожала плечами, отбрасывая комплимент.

- Просто делаю свою работу. Ладно, что ж, если я вам не нужна, я тогда просто пойду обратно в… - Она развернулась к двери и уже была на середине слова «библиотека», когда сестра-хозяйка прервала ее.

- Прежде, чем вы пойдете… - начала она, и Роза поспешно обернулась. – Могу я с вами переговорить?

Она указала на стул напротив себя, и Роза лишь мгновение помедлила, прежде чем подойти и опуститься на него.

- У меня неприятности? – спросила она с нервным смешком, возясь со своими юбками.

- Что ж, не уверена, - призналась сестра-хозяйка с кривоватой улыбкой. – Вы пока не рассказали мне, в чем все дело.

Роза облизнула нервно пересохшие губы, но затем улыбнулась и чуть рассмеялась, когда начала свою ложь.
- Простите, сестра-хозяйка, но я на самом деле не знаю, о чем…

- Не думайте, что я не заметила, в каком вы были состоянии, - произнесла сестра-хозяйка, и обычно мягкий ее голос прозвучал неожиданно сурово. Похоже, что Роза даже близко не была так хороша в актерской игре, как она на то надеялась. Или же она выглядела по-настоящему ужасно, когда зашла. – Что-то вполне очевидно расстроило вас.

- Ничего такого. Правда. – Отрицала Роза, однако, она испытывала трудности с тем, чтобы прямо встретить взгляд сестры-хозяйки.

Сестра-хозяйка ничего не сказала, просто ждала, и Роза ерзала на месте долгое время, не желая говорить.

В конце концов, старшая женщина уступила с тихим вздохом.
- Вы ведь знаете, что если вам когда-нибудь понадобится кто-то, с кем можно было бы поговорить…

- Ага, - с жаром закивала Роза, направляясь к двери. – Несомненно. Спасибо. Увидимся позже.

Сбежав от сестры-хозяйки, она направилась в библиотеку и спряталась там до конца дня, вернувшись к своей книге, но прочитав из нее едва ли пару слов. Тем не менее, когда она учуяла, что горничные проносят подносы с едой мимо библиотеки вверх по лестнице, она быстро последовала за ними, не собираясь пропускать ужин, вне зависимости от того, как недовольна была Джоном. Вечер, однако, был каким угодно, только не приятным. Джон несколько раз пытался завязать с ней разговор, но Роза упрямо отказывалась его замечать, и он вскоре сдался.

Просто чтобы получше донести до него мысль, Роза пораньше отправилась в постель со своей книгой, и Джон последовал ее примеру, молча поработал над классными записями, затем наскоро записал пару последних заметок в журнал сновидений и скользнул в постель, повернувшись на бок в сторону от нее и пробормотав только «спокойной ночи».

Роза не ответила, однако вскоре тоже отложила книгу и легла. Оба не особенно хорошо спали этой ночью, лежа, оборонительно свернувшись в сторону друг от друга, а на следующее утро он ушел еще даже до того, как она проснулась. Единственными признаками того, что он был здесь, были пара крошек от тоста на его тарелке и использованная чайная чашка на их подносе с завтраком.

Завтракать в одиночку было очень тихо. Даже когда она была на ТАРДИС, Доктор часто присоединялся к ней, когда она только просыпалась, и таскал тосты с ее тарелки. Здесь у нее определенно еще не случалось утра, в которое она не видела бы Джона во время завтрака. Она, однако, воспользовалась уединением, чтобы подправить корни волос своей маленькой бутылочкой пероксида, а затем осмотреть свою работу в зеркале. Она с улыбкой подумала о том, что ее мама гордилось бы ею за овладение искусным мастерством собственноручного обесцвечивания волос, а затем повернула голову в сторону маленького окна возле раковины для умывания.

Снаружи было ярко и солнечно – погода значительно улучшилась со вчерашнего дня. Умыв лицо и приступив к подготовке ко дню, Роза начала планировать визит к ТАРДИС после выполнения своих библиотечных обязанностей. Ей отчаянно хотелось убраться отсюда на несколько часов, и вновь побыть просто Розой Тайлер. Возможно, ей даже удастся уболтать корабль вернуть ей тушь?

После того, как она побаловала себя немногочисленными косметическими средствами, которые у нее были (ограничивавшимися, на самом деле, лишь тальком, кремом для рук и флакончиком духов), к Розе присоединилась Дженни, пришедшая, чтобы помочь зашнуровать ее в корсет. Дженни казалась удивленной, но довольной тем, какой радостной Роза казалась сегодня, и как только она была одета, горничная удалилась, а Роза бодрым шагом направилась вниз в библиотеку.

Однако, когда она вошла в библиотеку, зрелище, представшее ее глазам, заставило ее пожелать вновь оказаться в постели и притвориться, что она не просыпалась.

Внутри было трио мальчиков, сгрудившихся вокруг стола, шепча и хихикая друг с другом о том, что они там читали. Повсюду вокруг них были рассыпанные завалы их небрежного поиска материала для чтения.
- Эй, - громко окликнула Роза, и они все виновато подскочили. – Помощь нужна? – Она многозначительно сложила руки на груди, и мальчишки сбежали, пропищав на ходу извинения.

Оглядев беспорядок, в котором они оставили библиотеку, Роза не могла не поникнуть слегка.

- Что ж, ТАРДИС не светит еще на один день, - проворчала она, а затем приступила к приведению комнаты в порядок.

Однако, она едва успела прикоснуться к первой книге, как появился директор школы.

- Миссис Смит, - сказал он, жестом предлагая ей выйти из библиотеки. – Могу я с вами переговорить?

Думая, что это должно быть по поводу мальчиков, только что перетряхнувших библиотеку, Роза с готовностью последовала за ним в его кабинет, и готова была уже назвать ему имена виновников, когда директор прервал ее, отрывистым тоном признавшись, что хотел поговорить с ней о ее вчерашней ссоре с Джоном.

- Миссис Смит, - резким голосом начал он. – Вы не будете вновь устраивать подобных сцен в моей школе. Это неподобающе и непрофессионально, в особенности, перед студентами. Этих мальчиков обучают уважать своих профессоров, но это уважение – привилегия, которую нужно зарабатывать. Вчера вы опозорили не только себя, но также и вашего мужа, а вместе с ним, и весь преподавательский состав. Если вы не сможете научиться держать язык за зубами, то вы и ваш муж быстро обнаружите себя лишившимися здесь мест. Это полностью понятно?

С каждым выговором Роза съеживалась на своем стуле все ниже, сжимая руки в кулаки так сильно, что на ее ладонях остались маленькие вмятины от ногтей в форме полумесяцев. Ее вызывали в кабинет директора в ее собственные школьные дни, когда ловили на прогулах или курении в туалете, но это было гораздо хуже. Она чувствовала себя одновременно униженной и слегка рассерженной тем, как снисходительно с ней говорили, и еще хуже, когда кивнула и подтвердила сквозь зубы «да, сэр», и Рокасл отпустил ее, даже не глядя в ее сторону.

- На этом все, миссис Смит. Доброго вам дня.

Снаружи его кабинета Роза сделала глубокий вдох, удерживая себя от того, чтобы вернуться туда и сказать что-то, о чем пожалеет, затем стиснула зубы, вздернула подбородок и направилась обратно в библиотеку, где у нее ушла добрая половина утра на то, чтобы расставить все по местам. К сожалению, только к тому моменту она и поняла, что не хватает нескольких книг, которые не были зарегистрированы в журнале записи. У нее было сильное подозрение, что мальчики, бывшие здесь ранее, стянули их, и она уже направлялась на их поиски, когда в дверях внезапно объявился Джон.

- Как будто бы день не мог стать еще хуже, - язвительно пробормотала она себе под нос, прежде чем спросить, - Что, Джон?

Джон казался ошеломленным ее резким поведением и ненадолго замешкался, однако, все-таки смог прямо встретить ее взгляд, когда заговорил с ней.

- Я просто подумал, что мне следует дать тебе знать, что вчерашнюю стрельбу перенесли на сегодняшний день. Она будет проводиться после завершения обычных занятий, так что я опоздаю к ужину сегодня вечером.

Роза уставилась на него, недоумевая по поводу того, зачем ему было искать ее, чтобы просто сообщить ей это.
- Да, и? – резко произнесла она, и Джон вспыхнул.

- Я… что ж, я просто, что я должен дать тебе знать, - путался он в словах, отчасти нервно, отчасти раздраженно. – Видя, что ты уже рассержена на меня, мне не особенно хотелось прийти на ужин и вызвать очередную ссору из-за того, что я опоздал.

Вопреки себе Роза не могла не почувствовать себя тронутой этим жестом. Несмотря на то, что она злилась на него, он все равно набрался смелости извиниться за то, что, по сути, еще даже не сделал.

- Ясно, - неловко произнесла она. – Эхм… спасибо.

Джон поймал ее взгляд, и какое-то мгновение казалось, что он скажет что-то еще. Но затем он резко закрыл рот, слабо улыбнулся на прощание и ушел, сложив руки за спиной и опустив голову, оставив Розу наедине с теперь уже знакомым чувством вины.

Она подумала о том, что Джон становился чрезвычайно хорош в том, чтобы заставлять ее чувствовать себя натуральной дурой.

~*~


Остаток дня для Розы был ничуть не лучше первой его половины. Она перевернула школу вверх дном, но так и не смогла найти ни украденные книги, ни виновников. Ее обед прибыл исключительно поздно, вместе с любопытствующей горничной, жадной до слухов о вчерашней ссоре Розы с Джоном. Ощущая себя в решительно сварливом настроении, Роза довольно прямо сказала ей заниматься своими собственными делами, и горничная угрюмо извинилась перед ней, прежде чем быстро удалиться со всей скоростью своих тощих ног.

Именно тогда Роза обнаружила, что обед был не только поздним, но еще и полностью остывшим. Она некоторое время поковырялась в нем, но затем отбросила попытки найти что-нибудь съедобное на своей тарелке и решила попробовать навестить ТАРДИС. Однако, на пути наверх за шарфом и перчатками каблук на ее правой туфле полностью отломился, и она довольно сильно подвернула себе ногу. К тому времени, как она смогла найти более подходящую пару обуви, а затем проковылять вниз, чтобы найти велосипед профессора Рэтклиффа, тот уже забрал его, фактически, лишив ее всякого средства передвижения. Не было ни единого шанса, что она сможет пройти до ТАРДИС и обратно пешком, когда ее лодыжка была в таком состоянии.

Упавшая духом и честно желающая, чтобы этот паршивый день уже просто закончился, Роза медленно, прихрамывая, вернулась в библиотеку и вновь присела с книгой, которую отбросила вчера. Она провела там не так много времени, однако, когда услышала мальчишек, проходящих мимо двери библиотеки, их болтовня перемежалась металлическим лязганьем.

Внутри у нее все сжалось при этих звуках, и Розе едва хватило времени на то, чтобы удивиться про себя, каким образом на протяжении этих недель она умудрилась пропустить всех этих мальчиков, разгуливающих вокруг с ружьями, прежде чем она отложила книгу. Она едва успела задуматься о том, что делает, прежде чем присоединилась к хвосту их процессии, следуя за ними на задний двор школы, где было обустроено стрельбище.

Стрельбище бурлило активностью, кухонные помощники поправляли грубовато сделанные деревянные мишени, в то время как Джон присматривал за установкой ружей и их разнообразных атрибутов. Роза стояла и наблюдала из тени у школы, не до конца доверяя себе в том, чтобы не устроить очередную сцену.

Даже с того места, где она стояла, Роза видела, что Джону сегодня приходилось быть особенно резким с мальчиками. Они, похоже, намеренно устраивали беспорядок, многие из них шумно резвились и дерзили ему. В обычных обстоятельствах это не было бы таким уж большим делом, но когда вокруг были заряженные ружья, Роза ощущала опаску. Джон становился все напряженнее и резче, пока мальчишки продолжали свои игры, расслабившись только, когда появился директор школы и собственнолично обменялся парой резких слов с непослушными студентами.

Дуясь и ворча, мальчики закончили подготовку, и Роза покусывала нижнюю губу, наблюдая за ними. Эти мальчики, в основном, были старшего возраста, но ее желудок все равно перевернулся, когда они начали свои учения, несколько очередей один подавал патроны, а другой прицеливался, затем они менялись. Выстрелы раздавались довольно быстро – у них уже так рано были автоматы? Роза озабоченно пригляделась к ружьям, но вместо этого обнаружила, что наблюдают за ней.

Она нервно дернулась, когда заметила на себе взгляд Джона. Вначале он казался удивленным, но затем лицо его исказилось, и он отвел взгляд, словно бы его поймали за выполнением чего-то дурного. Вопреки себе, Роза продолжила внимательно наблюдать за ним, пока он инструктировал мальчиков. На таком расстоянии его слов было не разобрать, но голос был ясным и ровным. Лицо его, однако, было совсем другой историей. Каждый раз, когда ему приходилось касаться одного из ружей, на его лице отражалась знакомая напряженность, и Роза гадала, было ли это от того, что она наблюдала, или же он всегда выглядел таким подавленным, когда обращался с оружием.

- Миссис Смит!

Роза обернулась к школе, удивленная тем, что оклик прозвучал с той стороны, и удивилась еще больше, когда увидела сестру-хозяйку, быстрым шагом приближающуюся к ней. Роза простонала себе под нос, и уже готовила себя к тому, что придется отправиться выполнять какую бы то ни было скучную работу, которая была у сестры-хозяйки для нее, когда осознала, что именно держит другая женщина.

- Я искала вас в библиотеке, но вас там не было, - слегка запыхавшимся голосом произнесла она, передавая стопку книг в ждущие руки Розы. – Я только что нашла их. Мне думается, один из мальчиков решил, что будет забавно их испортить.

Сестра-хозяйка, казалось, пребывала не в восторге от этого, но Роза не смогла сдержать смеха, когда раскрыла одну из них и осознала, что та была по человеческой биологии и теперь художественно «доработана» различными каракулями и комментариями. «Кое-что в мальчишках не меняется», - подумала она с некоторой теплотой в ухмылке, пока осматривала грубоватые рисунки.

- Спасибо, - сказала она, беря их под руку. – Я почти уверена, что знаю, кто это был, так что мне придется сообщить директору… - Особенно громкая огнестрельная очередь заставила их обоих подскочить, и Роза удивилась, обнаружив, что обычно невозмутимая сестра-хозяйка побледнела. – Вы в порядке? – обеспокоенно спросила она, протягивая к ней руку. Сестра-хозяйка слабо улыбнулась.

- Боюсь, я не особенно люблю ружья. – Призналась она.

- Да, я тоже, - произнесла Роза, вновь оборачиваясь к стрельбищу, и перемещая книги так, чтобы прижать их к груди. – Однако, похоже, Джон ничего не имеет против них, - добавила она с некоторой горечью, и когда сестра-хозяйка вопросительно посмотрела на нее, Роза чуть плотнее прижала к себе книги. – Джон не рассказывал мне, что мальчики здесь обучаются использованию оружия. А он помогает.

- А, - с неожиданным пониманием произнесла сестра-хозяйка, переведя взгляд с Розы на Джона, который до сих пор наблюдал за тренировками по стрельбе. – Понимаю. Из-за этого вы были расстроены вчера?

Роза сдалась. Казалось, уже все в школе знали об их вчерашней ссоре, да и, правда, с кем еще ей было об этом разговаривать?
- Да. В смысле, не то, чтобы он не был хорошим парнем… - она остановилась и поправила себя с недовольным вздохом. – Мужчиной. Он хороший. Но эти мальчики, они ведь всего лишь дети, на самом деле, а он учит их сражаться! В смысле, разве это полезно? Что хорошего им это даст?

Она махнула головой в сторону доказательства перед ними, но сестра-хозяйка лишь улыбнулась с мрачноватым согласием.
- Я согласна с вами. К сожалению, мы не в том положении…

- Кто сказал, что мы не в том положении? – Перебила Роза, распалившись. Ее уже начинало тошнить от проклятого местного сексизма. Вот уж жены и матери, действительно! Она была живым доказательством того, что не имело значения, кем ты был и откуда пришел – ты все равно можешь творить выдающиеся дела, если появится шанс. Она спорила все жарче, возмущаясь все больше с каждым словом. – Мы должны иметь такое же право голоса в обучении этих мальчиков, как и все эти… мужчины. У нас должно быть больше прав, чем у них. Мне стоило бы пойти туда и еще раз накричать на Джона по этому поводу. И на директора школы. То, что они делают с этими мальчиками – отвратительно!

Она раздраженно фыркнула, а сестра-хозяйка на самом деле рассмеялась, хоть и немного нервным смехом.
- Боже. Вы определенно можете быть напористой, когда этого хотите, не правда ли?

- Не знаю насчет напористости, - проворчала, хмурясь, Роза. – Моя мама говорит, что я просто упрямая.

- Что ж, - утешающе произнесла сестра-хозяйка. – Как говорят, все люди разные. – Роза в ответ на это рассмеялась, и на лице у сестры-хозяйки отразилось облегчение и извинение, когда она заговорила вновь. – Миссис Смит…

- Роза, - прервала она, и в ответ на удивленный взгляд женщины сказала, - Миссис Смит звучит слишком уж формально, вам не кажется? Учитывая, что мы обсуждаем мой… - она высвободила одну руку от книг и невнятно помахала ею, прежде чем смогла выдавить последнее слово. – Брак. И все такое.

Сестра-хозяйка лишь кивнула.
- Что ж, полагаю, если я буду звать вас Роза, тогда вам лучше будет начать звать меня Джоан.

- Джоан? – повторила Роза.

- Это мое имя. Джоан Редферн.

Женщины обменялись короткими улыбками, а затем Джоан вернулась к тому, что в итоге оказалось извинением.
- Мне жаль, Роза – я искренне не собиралась совать нос в ваши дела. Просто вы выглядели такой расстроенной, когда пришли вчера в лазарет…

- Да, что ж, - Роза подняла руку, чтобы убрать прядку волос, которая из-за ветра высвободилась и теперь раздражающе болталась у ее виска. – Я просто никогда бы не подумала, что он будет одним из тех, кто раздает детям ружья, понимаете?

Она невесело рассмеялась, и Джоан сочувственно улыбнулась в ответ.
- Я не слишком хорошо знаю вашего мужа, - честно призналась она, бросив короткий взгляд на Джона. – Но, возможно, вы могли бы сказать мне… сражался ли он когда-нибудь на войне?

Каким образом это относилось к их разговору, Роза не представляла. Так же, как и не знала, о какой именно войне говорила Джоан. Какая там вообще была война до Первой Мировой? Она даже не припоминала, чтобы изучала это в школе – не то, чтобы она особенно усердствовала, но все-таки. Что она знала, так это то, что Доктор сражался в Войне Времени.

Возможно, что-то из этого просочилось в психику Джона вместе со всеми остальными маленькими Докторизмами, которые она начала открывать в нем? Она задумчиво смотрела на него некоторое время, пока он расхаживал позади шеренги мальчиков с ружьями, и на самом деле гадала. Могла ли ТАРДИС сфабриковать воспоминания о сражении в войне? Ей не пришло в голову спросить, а он, конечно же, ни разу ничего не говорил.

Доктор тоже никогда особенно не распространялся о Войне Времени.

- Ага, - выпалила она. Какого черта, эта ложь была ничем не хуже других. Не то, чтобы Джоан собиралась потом идти болтать с Джоном. По крайней мере, она надеялась, что Джоан не пойдет болтать с Джоном… - Ага, он воевал.

Рот Джоан сложился в печальную улыбку.
- Похоже, у нас больше общего, чем я поначалу думала. Я помню, когда мой Оливер вернулся домой в увольнительную… - Она неожиданно прервалась, глубоко нахмурившись, словно бы для того, чтобы развеять воспоминание.

- Оливер? – Мягко подсказала Роза, и Джоан моргнула, вновь сфокусировавшись.

- Мой муж, - тихо произнесла она, а затем сглотнула. – Он был солдатом. Был застрелен в битве за Спион Коп, в 1900-м. Я изо всех сил боролась, чтобы попасть в Южную Африку с медсестринским корпусом, чтобы быть ближе к нему, но… Я провела там от силы неделю, когда его застрелили. Я даже не увиделась с ним.

Роза рефлекторно протянула руку, чтобы утешить.
- Мне жаль, - тихо произнесла она.

Взгляд Джоан был устремлен куда-то вдаль, когда она призналась:
- С тех пор прошло уже много времени. Целая жизнь, на самом деле. – Тут она подняла голову и взгляд ее был резче, менее тоскующим. – Что вы должны знать, Роза, так это то, что война меняет мужчину. Оливер никогда не говорил о пережитом опыте в армии, но у него всегда был этот… ужасный взгляд, когда он возвращался домой. Я была так зла на армию за то, что с ним сделали; за то, что забрали его от меня, за то, что изменили его…

Роза покачала головой.
- Я знала его уже только после войны, - призналась она. – И я помню… - она внезапно замолчала, сбившись, когда осознала, что должна была говорить о Джоне, а не о Докторе. Она все равно продолжила. – Он был таким печальным. До него я никогда не встречала кого-то настолько печального.

Джоан чуть приподняла брови, словно бы побуждая ее говорить дальше.
- А сейчас? – Подсказала она.

Роза отчаянно попыталась сдержать румянец, но потерпела поражение.
- Я не знаю, - пробормотала она. – Ему, кажется, лучше, чем когда я впервые повстречала его …

- У него есть кто-то, кто заставляет его забыть, - заметила Джоан с ласковой улыбкой. – Красивая молодая жена, которая любит его. Конечно же, он более счастлив.

Роза ничего не сказала, нервно облизнула губы, а затем сглотнула.

- Я думаю, что, возможно, вам стоит поговорить с ним об этом, - мягко сказала ей Джоан. – И я также думаю, что вам стоит принять во внимание тот факт, что он обязан соблюдать условия своего преподавательского контракта. Нравятся они ему или нет.

Роза ощутила, как на сердце у нее чуть полегчало от того, что подразумевала Джоан.
- Вы думаете, это был не его выбор?

Джоан поглядела на Розу со слабой грустной улыбкой.
- Возможно. Помните, также, что мужчины совершают разнообразные странные поступки, чтобы утвердиться перед друзьями и коллегами. Ваш муж не похож на человека, которому нравятся военные действия и кровопролитие, но вы не узнаете, если только не спросите его самого. Это действительно так просто.

Роза кивнула, а затем, поддавшись порыву, кинулась на сестру-хозяйку с благодарным объятием. Удивленная близким контактом, Джоан подпрыгнула, однако, спустя мгновение, вернула объятие, неловко похлопав Розу по спине.

- Спасибо, - искренне произнесла Роза, вновь отстранившись. – За… вы знаете.

Джоан до сих пор казалась слегка выведенной из равновесия нападением Розы, но все равно улыбнулась.
- О, ничего страшного. Я все еще помню, каково быть молодой – все эти глупые мысли и сомнения в себе! – Она чуть нервно рассмеялась, затем предложила, - Роза, полагаю… не присоединитесь ли вы ко мне за послеобеденным чаем?

- Серьезно? – Произнесла Роза с некоторым изумлением, и когда Джоан кивнула, охотно согласилась, - Да! Да, с удовольствием. Почему бы нет? Да. – Роза коротко улыбнулась, когда они направились в школу, но вскоре вновь начала хмуриться – и не только от боли в лодыжке. – Знаете, я все еще должна Джону послеобеденный чай за вчерашний день. Конечно же, я не смогу возместить его ему сегодня. Теперь уж точно, раз у него там директор школы…

Джоан обдумала слова Розы, пока они шли до библиотеки, чтобы вернуть на место испорченные книги.

- Вы знаете, - произнесла она, едва ли не конспиративно понизив голос. – Есть способ, которым я могла бы помочь вам увести его оттуда. – В ответ на ошеломленное выражение лица Розы она поспешно уточнила. – Только сегодня, конечно же. В будущем ему все равно придется заниматься этим. Но если вы хотите поговорить с ним обо всем этом деле, тогда почему бы не сделать это в тишине и спокойствии за чашечкой чая? Чем скорее, тем лучше.

Роза тут же была сражена идеей того, что сестра-хозяйка, женщина, которую она считала скованной и недружелюбной, сейчас сговаривалась с ней, чтобы помочь Джону сбежать от его преподавательских обязанностей. Но затем она заметила обручальное кольцо на руке Джоан, и осознала, что та, возможно, лучше чем кто-либо другой из всех, кого здесь встречала Роза, по собственному опыту знала о том, что жизнь слишком коротка, чтобы проводить ее, сердясь на того, кто тебе не безразличен.

Роза придерживалась той же самой веры. Отчасти поэтому она не бросала Доктора, несмотря на все те случаи, когда тот непреднамеренно расстраивал ее.

Внезапно расплывшись в улыбке, она прислонилась к книжным полкам.
- Да? – сказала она. – Что ж, выкладывайте. Я слушаю.

@темы: Т, Роза, ИБЧ, Доктор, Десятый, romance, fluff, drama, angst, PG-13, AU, Фанфик: перевод

URL
Комментарии
2014-04-10 в 08:35 

Очень качественный перевод! Я восхищена ..Не знаю...просто потрясающе!
И глава давольно интересная.Скорей–скорей бы новая глава.И да хотелось спросить :какой примерно период времени между продами?

URL
2014-04-12 в 10:02 

Lissa~~
Читатель историй
Гость, рада, что понравилось) следующая глава, если получится, на этих выходных. По поводу времени между главами - ну, примерно прикиньте по датам последних обновлений.. работать по расписанию мне никогда не удавалось) тем более, что перевожу я по настроению, а эта история, похоже, особого энтузиазма почти ни у кого из читателей не вызвала.

URL
2014-04-12 в 13:33 

Глуповатый прошлый конмент получился,тогда я была на эмоциях.Надо было время что бы переворить.

По моему, это очень очаровательная работа.
Вам бы выложить и остальные ваши работы на фикбук.Цены бы вам не было!
Я более чем уверена работа имела бы колоссальный успех.
Меня впечатлило.А у такого избалованного книгами сухаря редко бывает порывы оставлять отзывы, и в основном с указанием ошибок(ох..как высокомерно это звучало).Так что...это что то да значит!
Доберусь до планшета обязательно для вас нарисую фан арт Роуз.

Ада.

URL
2014-04-12 в 17:53 

Lissa~~
Читатель историй
Спасибо, Ада, это очень мило с вашей стороны:vv: Мне еще никто не рисовал фанарт)

Про фикбук я подумывала, но я очень консервативная, переползать в новые места не очень люблю:vv: Может быть, когда-нибудь)

URL
2014-04-12 в 18:21 

Если разобраться с личным кабинетом ,там давольно комфортабельно.
Когда тем более сделали поиск по персонажам стало просто чудно!
Ой–ой это перетекает в флуд =_=

URL
2014-04-13 в 08:28 

Lissa~~
Читатель историй
Я это учту)

URL
2014-04-17 в 16:21 

Почему же не вызвало энтузиазма? Очень даже интересно, с нетерпением жду продолжения) Вдохновения Вам и настроения, почаще))

URL
2014-04-17 в 17:37 

Lissa~~
Читатель историй
Гость, спасибо) Так или иначе, но перевод истории я намерена закончить, это точно:vv:
А насчет энтузиазма - как же мне узнать о том, что он есть, если вы мне об этом не напишите))
Я уже даже думала на каждую главу голосовалку ставить, типа: "читаю, интересно" и "буээээ/тоска/не буду такое читать"))

URL
     

главная