Лучший Корабль во Вселенной

05:06 

Искусство Быть Человеком - Глава 10

Lissa~~
Читатель историй
Название: Искусство быть человеком
Оригинал: The Art of Being Human
Автор: sapphire_child
Пейринг, персонажи: Роза Тайлер, Доктор(10)
Рейтинг: PG-13
Жанр: AU
Размер: пролог+11 глав+эпилог
Статус: закончен
Разрешение на перевод: получено
Аннотация: Осенью 1913 года Роза обнаружила себя женой мужчины, которого на самом деле не существует. Будучи зажатой между страхом того, что она может на самом деле полюбить Джона, и неотступным осознанием его истинной личности, Розе приходится переоценить как свою жизнь, так и обе свои любви. И все это время Семейство Крови подбирается все ближе к своей добыче…

Было недалеко за полдень, когда дверь в дом со скрипом отворилась, и Роза была вырвана из неспокойной дремы прибытием полосатого костюма и до боли знакомого коричневого пальто, увенчанных копной непослушных темных волос. Она ничего не произнесла, слишком потрясенная его неожиданным появлением и своим собственным резким пробуждением. Доктор, со своей стороны, лишь мгновение помедлил в дверях, прежде чем полностью войти, мягко прикрыв за собой дверь и пройдя – ровно – до обеденного стола.

Он сложил руки в карманы своего пальто, когда встал у него, и Роза резко вдохнула. Жест, поза – все в нем было до боли Доктором. Но его молчание тревожило своей несвойственностью. Обычно к этому моменту он уже отбарабанил бы монолог или, по крайней мере, спросил, в порядке ли она. Хотя, она тоже была хороша. В обычных обстоятельствах она бы уже бросилась к нему в руки для праздничного объятия. Вместо этого Роза осталась приклеенной к месту, на котором сидела, теребя пальцы рук, лежащих на коленях.

- Все… - она прокашлялась, когда голос ее вырвался скрипом, затем попробовала еще раз. – Все кончилось?

- Кончилось, - подтвердил он, и она ощутила волну эмоций при звуке его голоса спустя так много времени – Доктора. Не Джона, ее Джона. – Я позаботился о Семействе. Больше они нас не потревожат.

- Что ты…?

- Я о них позаботился, - повторил он, чуть резче. Роза напряглась, и ее взгляд вновь переместился туда, где ее руки деловито душили друг друга на ее коленях. На ней до сих пор было ее платье с прошлой ночи и поддельное обручальное кольцо. Это было странно, до сих пор быть Розой Смит в одной комнате с Доктором. Словно бы во сне.

- Что ты… в смысле, ты… ты… эмм… - ее предложение неловко оборвалось, и прежде чем она осознала, что он вообще пошевелился, Доктор был рядом с ней, его рука, прохладная и непривычная, опустилась на ее плечо. Роза, не удержавшись, чуть дернулась от его прикосновения, но его хватка лишь усилилась, укрепляя ее и возвращая обратно к ее вопросу.

- Роза? – тихо подсказал он, чуть нагнувшись, чтобы поглядеть на нее. В ответ она еще сильнее склонила голову.

- Как много ты помнишь? – тоненьким голосом спросила она, жестко закусывая губу, чтобы удержаться и не разреветься. Слезы дрожали на краю ее нижних век, грозя пролиться к ней на колени. – Ты помнишь, как был Джоном, или…?

- Немного, - признал Доктор, помолчав, прежде чем продолжить, - Нуу, говоря немного, я имею в виду, большую часть. Не четко, надо сказать, все слегка расплывчато, но… полагаю, это немного вроде того, как вспоминать сон, на самом деле. Не то, чтобы я… ну. – Он резко замолк, его рука еще лишь мгновение продолжала жестикулировать, прежде чем безжизненно опуститься вниз. – Знаешь. Спал. Особенно. Или смотрел сны.

Роза понимающе кивнула.
- Сны, - эхом отозвалась она.

- «Не явственнее сна». – Элегично произнес Доктор, его рука вновь опустилась на ее плечо. Роза содрогнулась, как от холода его кожи, так и от осознания того, что он знал – он помнил. Все.

- Прости, - внезапно выдавила она, вращая обручальное кольцо на своем пальце, и, наконец, по-настоящему расплакавшись. – За… ты знаешь. С ним.

Она глянула вверх, чтобы проверить его реакцию, но лицо Доктора было непроницаемо, и он не встретился с ней взглядом.
- Ты сделала, что пришлось. Чтобы сохранить меня в безопасности, - добавил он. Но несмотря на то, что голос его был тихим, спокойным и беспристрастным, Роза почувствовала себя хуже, чем если бы он отреагировал со злобой или отвращением. – Чтобы поддерживать… вид…

- Ага, - коротко прервала она его, проглотив оставшиеся всхлипы. – Ага.

Она не посмела сказать ему, что в конце уже совсем не притворялась.

- Что ж. Пошли, тогда, - произнес Доктор, его голос до сих пор был необычно тихим. Его рука касалась ее поясницы, когда она вставала, китовый ус в ее корсете зловеще скрипел. Они молча вышли из дома, его рука до сих пор держалась на том же месте, пока он аккуратно закрывал за ними дверь. – Лучше бы направиться в ТАРДИС, пока кто-нибудь не пришел нас искать.

- А как же все наши вещи в школе? – шмыгнула Роза, вытирая слезы тыльной стороной кистей рук.

- Не важно, - пренебрежительно сказал Доктор. – ТАРДИС заменит все, что тебе может понадобится. Идем.

Он зашагал вперед, но Роза встала, как вкопанная, чувствуя себя так, будто бы только что получила удар под дых. Она думала обо всех рисунках Джона. Ее письменном наборе. Серебряном гребне, который он купил в качестве раннего подарка ей на Рождество. Осколки разрушенной жизни, теперь оставленной в прошлом.

Каким образом ТАРДИС сможет их заменить?

- Роза?

Она вновь переключила внимание на дорогу перед собой и увидела, что Доктор ждет ее в полудюжине шагов впереди.

- Идешь? – спросил он, протянув ей тонкую длинную руку.

Роза помедлила лишь мгновение, прежде чем зашагать вперед, нагоняя его. Поравнявшись с ним, Роза нерешительно взялась за его протянутую руку, и его пальцы немедленно сжались; потянув ее легонько, но нетерпеливо, с готовностью двигаться вперед.

- Пошли, - спокойно произнес он. Глаза его горели обещаниями, и первая за месяцы (в качестве себя) улыбка подкупающей кривизной коснулась уголков его рта.

Роза кивнула и ответила ему слабой улыбкой, но не смогла заставить себя сжать его руку в ответ, когда он повел ее к ТАРДИС.

~*~


Тимоти Латтимер едва успел нагнать их, прежде чем они отправились в путь. Только что протащившись вверх по холму, Роза была слишком вымотанной даже для того, чтобы возразить против внезапного прозрения парня, что ему, мол, следует смириться и подготовить себя к надвигающейся войне. Как бы то ни было, у Доктора, как обычно, было достаточно слов для них обоих.

- Мужественные слова, - одобрительно сказал он мальчику. – Не то, чтобы мне нравилась мысль о том, что ты будешь сражаться… - на мгновение отведя взгляд, он резко шмыгнул и повернулся обратно с чем-то, напоминающим радость, на лице. – Все же, ты более храбрый человек, чем я.

- Я в этом сомневаюсь, - с неловкостью произнес Тимоти, после чего переключил внимание на Розу, терпеливо дождавшись, пока она встретит его взгляд, прежде чем заговорить. -–Роза. Я просто хотел сказать вам, что мне жаль. – Его темные глаза были печальными и куда более взрослыми, чем имели на это хоть какое-то право. – Мне бы хотелось, чтобы был другой способ.

Роза кивнула, а затем, ощущая и сама себя очень храброй, она потянулась к нему.
- Нее, - беспечно произнесла она, обнимая его. – Ты был прав. У меня была слишком дурная голова, чтобы поступить так, как я должна была… - Резко отстранившись, прежде, чем начала бы реветь ему в плечо, она одарила его быстрой благодарной улыбкой. – Как бы то ни было! Спасибо, что помог мне поступить правильно, ага?

Тимоти кивнул, улыбнулся, а затем молча смотрел, как они вдвоем забрались в ТАРДИС и навсегда исчезли.

- Ты в порядке? – спросил Доктор с необычайной степенью мягкости, когда они в безопасности закружили по Воронке. Он явно беспокоился о ней на протяжении всего пути до ТАРДИС, даже предложил понести ее на закорках вверх по наиболее крутым склонам, чтобы ей не пришлось карабкаться на них. Но Роза не привыкла, чтобы над нею тряслись, менее всего Доктор, так что она отмахнулась от его переживаний со всей возможной беззаботностью.

- Я в норме, - она устало улыбнулась, а затем нерешительно ответила, - Ты?

Он выдавил еще одну изогнутую улыбку.
- Всегда. Полагаю, тебе понадобится помощь в том, чтобы выбраться из… - Он махнул в ее сторону. – Всего этого, так?

Роза в смятении опустила взгляд на свой наряд, только теперь вспомнив о том, от скольких слоев нижнего белья ей придется избавиться, прежде чем она сможет хотя бы задуматься о том, чтобы принять душ или лечь спать. Одна только мысль вызывала в ней желание разочарованно расплакаться.
- Господи. А мне нельзя просто срезать это все? – в отчаянии произнесла она, потянув за расшитый бисером вырез.

- И испортить совершенно прекрасное платье? И корсет? – Доктор мгновение выглядел смертельно пораженным, прежде чем махнул ей развернуться. Спустя мгновение она ощутила легкий толчок в поясницу и строгую команду, - Гардероб. Сейчас же.

Роза настолько устала, что просто позволила отвести себя к месту их назначения, а затем не стала возражать, когда Доктор приступил к веренице пуговиц на ее спине – тех, что прошлым вечером ей застегивал Джон, потому как она не могла достать. Как только это было сделано, от платья было легко избавиться, но вот расшнуровка корсета была совсем другой историей.

- Дурацкие штуковины, - она попыталась изобразить легкомысленный смех, но была так вымотана, что вышел, скорее, истерический смешок. – Поверить не могу, что так долго их носила!

- Что мы только не делаем… - согласно пробормотал Доктор, его длинные пальцы возились у нее на спине, а затем на пробу потянули за твердокостный предмет гардероба. – Так хватит?

- Наверно… - Роза поизвивалась, затем потянула и еще немного поизвивалась. Он до сих пор довольно плотно сидел на бедрах, но с некоторой помощью и лишней парой рук она, возможно, будет в состоянии снять его без дополнительного ослабления шнуровки. – Ты не мог бы попробовать потянуть его снизу? Если бы ты потянул…я подтолкну…

При ее словах руки Доктора послушно переместились на ее бедра, и Роза весьма внезапно позабыла, как дышать.

Она стояла там, замерев от прохладного касания его дыхания на тыльной стороне своей шеи и давления его рук сквозь тонкую ткань ее панталон. Спустя мгновение ее легкие вновь возобновили работу, и ее дыхание перешло из несуществующего в неглубокое и неровное. Но затем Доктор взялся за край ее корсета и принялся тянуть его – даже дергать – чтобы попытаться снять его по ее бедрам.

Роза поборола волну сокрушительного разочарования.

Конечно же, он не заигрывает с ней. Он просто помогает ей выбраться из этой дурацкой штуки, а она тут надеется, что он начнет… что ж. Она отругала себя за то, что слишком привыкла к Джону. Она не могла ожидать того же от Доктора – он, скорее всего, даже не хотел ее так, иначе сказал бы что-нибудь, когда она извинялась за…

Она чуть встряхнула головой, чтобы отбросить мысль, а затем вздрогнула, когда Доктор наклонился поверх ее плеча, чтобы обратиться к ней.
- Думаю, дальше ты можешь и сама? – тон его был подчеркнутым, и Роза в смущении осознала, что он собственноручно почти полностью стянул корсет по ее бедрам, а она даже пальцем не пошевелила.

- Ага, - запинаясь, выдавила она, пока он сбегал. – Спасибо. Извини.

Как бы Роза ни была благодарна ему за помощь, она рада была остаться в одиночестве, сняв оставшиеся слои своего альтер-эго, и (после короткого умывания) заменив их своими обычными джинсами и футболкой – любезно выложенными ТАРДИС. Впервые за месяцы нанеся на лицо макияж и расчесав волосы из высокой прически, которую она носила прошлой ночью, Роза ощутила себя почти что вновь собой.

В действительности, последний взгляд в зеркало выявил, что единственной выделявшейся вещью осталось серебряное обручальное кольцо, до сих пор безобидно сидящее на ее левой руке. Она быстро сняла его и, поддавшись порыву, поместила на цепочку, что носила на шее – рядом с ее ключом от ТАРДИС. Окончательно удовлетворенная, она поправила свою одежду, чуть посильнее растушевала подводку и направилась на поиски Доктора. Это, учитывая обстоятельства, было не трудной задачей, на самом деле. Он несомненно соскучился по ТАРДИС и усердно предавался воссоединению со своим кораблем времени посредством древнего искусства починки и болтовни.

- Вот так, старушка, - мурлыкал он из-под консоли, когда она зашла. – Как ощущения, лучше? А? Готов поспорить, что да…

- Хотите остаться вдвоем? – сухо предложила Роза, и мгновением спустя Доктор уже выбирался из-под консоли, чтобы поприветствовать ее, нечаянно в спешке по пути довольно сильно ударившись головой.

- Гнгх! – выдавил он сквозь сжатые зубы, вскарабкавшись на ноги, его ладонь взлетела ко лбу. – Чтоб меня! Это было больно!

Роза озабоченно шагнула вперед, немедленно перейдя в режим медсестры.
- Дай посмотрю.

Доктор довольно послушно наклонил голову, но не прошло и двух секунд, как он начал вертеться, взгляд метался по комнате управления, а голова неизбежно следовала за ним.
- Стой смирно, будь добр? – раздраженно произнесла Роза, практически толкнув его голову обратно в нужное ей положение. – Ты суетливее, чем Джон бы… был.

Они оба одновременно замерли, Роза с руками в его волосах, а он в процессе размахивания руками наподобие обезумевших часов. После содержательной паузы она захлопнула рот и продолжила свой осмотр, как будто бы ничего и не говорила. Доктор тем временем так глубоко засунул руки в карманы своих брюк, словно пытался прирасти к полу.

Игнорируя его сверхдраматичные гримасы, Роза вновь наклонила его голову вперед и осторожно отвела его волосы назад, чтобы осмотреть то место, которым он ударился. К счастью, кожа не была повреждена, и она знала, что последствия такого слабого удара залечатся у него куда быстрее, чем у человека. Скорее всего, даже синяка не будет.

Именно тогда, с облегчением вздохнув, она была ошеломлена его головокружительным запахом – сплошная пыль времени и пространства и обожегельдляволос. Это было такое отступление от смеси лосьона после бритья и чайных листьев, которую, казалось, Джон всегда носил с собой. Однако, пыль была неизменным элементом, который они, неожиданно для нее, разделяли …

- Порядок! – произнесла она, чересчур громко, а затем поморщилась. Неспособная пока что заставить себя отвести руки, она принялась аккуратно поправлять прядь волос, которую потревожила во время своего осмотра, с очевидным намерением. – Скорее всего, даже синяка не будет.

- Ты подхватила парочку новых навыков, верно? – произнес Доктор с восхищением в голосе.

- Думаю, что так, - пробормотала Роза, довольная, но в основном смущенная, прежде чем приподнять его подбородок в надлежащее положение. Только тогда она по-настоящему перехватила его взгляд впервые с тех пор, как он изменился обратно, и была ошарашена выражением его глаз. Оно было там лишь мгновение, и в ту же секунду, как она захотела ухватить его, оно мелькнуло и исчезло.

Она слабо уронила руки на отвороты его пиджака, но несмотря на теперь уже сдержанный вид Доктора, она не могла не задать животрепещущий вопрос.

- Он все еще здесь внутри? – Вслух задалась она вопросом с болезненной любопытностью. – Джон?

Доктор выглядел удивленным.
- Почему ты так думаешь? – спросил он, и Роза немедленно почувствовала себя глупо за одно такое предположение.

- Не знаю, - уклончиво сказала она, ее руки дрогнули и выпустили его костюм, только чтобы зарыться в ее карманы. – Просто интересно. В смысле, что-то в нем должно было прийти от тебя. Верно?

- Да. Что ж. Я уверен, что он все еще… там внутри. – Доктор неопределенно махнул на себя, а затем начал бродить вокруг консоли, исподтишка разлохмачивая волосы обратно так, как ему нравилось. – Ну, знаешь. Где-то. Итак! Ты кажешься готовой к приключению – куда сначала? Или ты хочешь отправиться навестить свою маму?

Запрос был достаточно невинным, и после особенно тяжелых приключений он часто предоставлял ей возможность отправиться домой с коротким визитом. Обычно она без вопросов принимала его предложение. Однако сейчас Роза ощутила, как внутри у нее все заледенело, словно по ее пищеводу в живот спустился поток ледяной крошки.

- Нет, - выпалила она, и он на самом деле остановился и посмотрел на нее с настоящей озабоченностью. – В смысле, - сменила курс она, стараясь не показать, как была напугана. – Я могу увидеть маму когда угодно. Или Землю. Я бы лучше отправилась куда-нибудь еще.

Доктор, по-видимому, удовлетворившись этим, начал тараторить имена и места. Роза сложила руки поверх льда у себя внутри, следуя за ним, беспокойство до сих пор скручивало ее внутренности в кольца и узлы.

Правда была в том, что небрежность его предложения отвести ее домой зародила мгновенное ужасающее подозрение, что если он возьмет ее домой, он может просто приземлиться в микрорайоне, вытряхнуть ее наружу и улететь. После того, как она вела себя с Джоном, она не стала бы его винить. И не было ни каких сомнений в том, что он нервничал – несмотря на его напускную браваду, она ясно видела напряжение вокруг его рта и в плечах.

Но раз уж он собирался притворяться, что все в порядке, она тоже могла это делать. Если это означает, что она сможет остаться с ним чуть дольше, она не станет все портить, если это будет в ее силах. Ну, по крайней мере, не более, чем уже испортила. Роза залезла на откидное сиденье и молчала, пока Доктор протараторил еще дюжину достопримечательностей, которые они могли бы отправиться посмотреть, прежде чем…

- О! – Он крутанулся в ее сторону и воскликнул так громко, что Роза едва не свалилась со своего высокого сиденья от неожиданности. – Я только что придумал наилучшее место, куда можно отправиться!

Он энергично атаковал консоль и, приземлив ТАРДИС со знакомым врум-скрип-донн, он галантным жестом пригласил ее присоединиться к себе.
- Идем? – улыбнулся он, и она улыбнулась со всем энтузиазмом, на какой была способна (которого, стоило признать, было не очень много, учитывая ее усталость до мозга костей и ужасную пустоту, поселившуюся внутри нее).

К ее чести, Роза даже глазом не моргнула, когда Доктор схватил ее за руку и вытянул с откидного сиденья, поскакав вместе с нею к двери.

- Готова? – сверкнул улыбкой он, держа руку на дверной ручке, и Роза пожелала ощутить ту старую знакомую искру, зажигающуюся в ней, зарождающийся восторг, когда она готовилась разделить нечто новое и захватывающее с этим фантастическим инопланетным мужчиной.

К ее смешанному замешательству и испугу, они не возникли.

Вновь выражение лица Доктора сместилось. И вновь, прежде чем Роза смогла его определить, привычная маниакальная улыбка в полную силу вспыхнула на его лице, и он распахнул дверь…

И они вдвоем вышли в эпицентр политического переворота на планете двумя галактиками и полными тремя сотнями тысяч лет в стороне от намеченного им исторического периода.

~*~


Она, конечно же, находила извинения своему поведению – они оба это делали. Она устала, она через столькое прошла в последние несколько дней, она плохо спала… Чтобы попытаться помочь, Доктор взял ее на планету, где использовались устройства, зовущиеся «Капсулами Сна», погружающие страдающих бессонницей людей в контролируемый сон.

После того, как они остановили безумного ученого от незаконных экспериментов над его пациентами, использующими эти устройства, Розе предоставили бесплатный сеанс под бдительным присмотром Доктора, и она спала без сновидений почти восемнадцать часов. Проснулась она, чувствуя себя абсолютно отдохнувшей, и практически вприпрыжку поскакала в следующее приключение с Доктором, от ее усталости не осталось и следа.

Пустота, однако, осталась, и только когда она впервые заснула естественным сном, Роза начала понимать, почему.

~*~


Глаза ее открылись, уставившись в знакомый потолок над ее головой.

- О! – Выдохнула она, зачарованная привычностью тоненькой паутинки трещин в штукатурке в одном из углов потолка. Она близко познакомилась с этой трещиной, когда лежала в постели с Джоном, на протяжении ее месяцев в Фэррингеме. Короткий шорох оповестил ее о присутствии кого-то еще в комнате, и она подняла взгляд, увидев Доктора, движущегося к ней, аккуратно расстегивая свой пиджак.

- Это сон, - осознала она с некоторым разочарованием. Доктор молча кивнул, сняв свой пиджак и явив под ним второй.

Твидовый.

Роза задержала дыхание, с безмолвным предвкушением наблюдая, как он медленно снимал слой за слоем полосатой ткани. На мгновение Джон встал перед ней, и она жаждала прикоснуться к нему. Но он не перестал раздеваться, последовательно сняв пиджак, жилет, галстук, рубашку… пока не остался стоять абсолютно обнаженным перед ней с тревожной откровенностью.

Именно это более, чем что-либо другое, убедило Розу в том, что это всего лишь игры ее подсознания. Джон всегда довольно сильно стеснялся своего тела – даже с нею. Ему не нравилось, когда на него смотрят, когда он был так открыт. Однако, вжимать ее в постель, накрывая собственным телом, ему
нравилось – прямо так, как он делал это сейчас.

- Роза… - прошептал он, одна его рука лежала на ее щеке, а вторая – на ее обнаженном бедре. Веки ее, затрепетав, закрылись, когда последняя начала перемещаться, и она, не раздумывая, потянулась к нему, руки прижались к его тонкому поясу, пятки вжались в постель для опоры.

Его кожа была горячей на ее ладонях, ее бедрах. Она беззвучно ахнула от его первого прикосновения и сжала свою хватку, притягивая его к себе. Мгновение он держался на месте, а затем она ощутила, как он уступил контроль. Как только его тело полностью прижалось к ее телу, он переместил вес назад, чтобы мягко потереться о…

- Джон!


Голос ее неестественно прозвучал во тьме, и мгновение Роза пребывала в возбуждении, невидящая и растерянная. Когда всплеск адреналина от пробуждения начал рассеиваться, она заметила ТАРДИС, знакомо гудевшую вокруг нее. Но даже присутствие корабля времени не могло согреть холодное пустое место рядом с Розой в ее постели или ослабить хватку гормонов, бурлящих в ее крови.

Она быстро сняла напряжение своими собственными руками (чего никогда не делала рядом с Джоном), и к тому времени, как она закончила, она заливалась горячими стыдливыми слезами. Чувствуя себя несчастной и тоскуя по его теплу рядом с собой больше, чем могла бы выразить словами, Роза свернулась в постели и позволила ТАРДИС убаюкать ее обратно в сон.

~*~


Сны не прекратились. Только становились все разнообразнее по мере своего продолжения. Чтение на диване, пикники в лесу – у нее даже был один про поход в дурацкую деревенскую церковь, из-за которого она потом еще два дня бормотала гимны себе под нос. То, что Роза когда-то могла назвать снами, быстро превратилось в повторяющиеся кошмары, от которых она, казалось, не могла избавиться.

Вскоре она резко просыпалась уже по три – четыре раза за ночь, часто в панике, пока не успокаивала себя достаточно, чтобы понять, что она вновь на ТАРДИС, а не в постели с Джоном, как она к тому привыкла. И после очередной выматывающей ночи она вставала и следовала своему обычному распорядку, как будто бы все было в порядке.

Они с Доктором путешествовали на далекие планеты и космические станции, и луны. Впутывались в политические восстания и религиозные перевороты. Мифы и легенды, теории конспирации, заговоры и планы и катастрофы… А после она держала его за руку, когда они бежали обратно в ТАРДИС, потому как именно это делала Роза Тайлер.

Это было тем, что она делала.

Пока они не посетили Неридиа.

В тот день перед тем, как они отправились в путь, у нее был особенно яркий сон – снова о том, как Доктор снял свою полосатую одежду только чтобы явить под ней твидовое облачение. Тот факт, что сон закончился тем, что ее целовали так головокружительно, что когда он отстранился, она даже не удивилась, что Джон (Доктор?) был опять в полосатом одеянии, не особенно помог концентрации ее внимания во время бесконечных политических брифингов. Он также не помог успокоить в ней закрадывающееся подозрение, что в его превращении в Джона было что-то еще, в чем Доктор ей не признался.

- Знаешь, а здесь куда приятнее, когда утихает вся политика… - он усердно защищал маленькую зеленую планету, которую они только что покинули, с удивительной лояльностью, учитывая, что ее обитатели пытались казнить их обоих, как шпионов. - …однако, вот сестра этой планеты – прекрасна. Аидирен она зовется (это анаграмма Неридиа, знаешь ли), и они мирные вплоть до пацифизма, Аидиреня… Аидиренцы? Как бы то ни было! Место прямо по мне – ни войн, ни сражений, просто множество фонтанов, магазинов и музеев… о, и у них есть эти грандиозные участки фиолетовой травы в городах, чтобы местные жители могли кормить своих…

- Ты мог бы измениться обратно, - внезапно выпалила Роза, и Доктор запнувшись, умолк. – Если бы хотел.

- Измениться… обратно? – тупо повторил он.

- В Джона, - уточнила Роза, и его глаза осветились пониманием, прежде чем потемнеть от чего-то совсем иного.

- Технически… - осторожно начал он. – Я мог бы. Да.

- Но не станешь.

Губы Доктора чуть истончились.
- Нет.

- Не думала, что станешь… - пробормотала Роза себе под нос, но Доктор впал в возмущение.

- С чего бы мне желать вновь стать человеком? – потребовал он. – Правда, взгляни на меня! – Он самоуверенно поправил галстук, прежде чем нырнуть в новое рассуждение, одновременно огибая по кругу консоль, чтобы подчеркивать определенные слова поворотом рычагов и ударом по кнопкам. – Я действительно обожаю этого себя, знаешь ли – умного, худого, удачливого, конопатого старого доброго Повелителя Времени – себя! Вообще, скажу тебе, я по-настоящему скучал по тому, чтобы быть собой, когда был им – в смысле, без обид, человеческие существа довольно блестящи, но, честное слово? Одно сердце? Шесть чувств? Полагаю, он был довольно умен. Ну, знаешь, для человека. Он определенно не был… Роза?

- Заткнись, - выдавила она, практически сотрясаясь от гнева и сжимая край консоли так, что побелели костяшки. – Просто… заткнись.

Доктор, который остановился и вытянул шею, чтобы посмотреть на нее из-за консоли, казался искренне озадаченным ею.
- Что? Что я такого сказал?

- Чего ты не сказал? – вскипела Роза. – Говоришь о Джоне, как будто он какой-то… идиот, который не заслуживает… великой… чести быть тобой.

Она практически выплюнула последние слова, и на долгое мгновение Доктор был поражен до потери речи, но затем он распалился в ответ, чуть заикаясь от изумления.

- Ну, это, на самом деле, несправедливо! – заспорил он, более расстроенный, чем разозленный. – Учитывая, что это мое тело он занял. Я был заперт внутри собственной головы – внутри сна, Роза! – практически три месяца. Три месяца! – Он потряс головой, как будто бы в отчаянии. – Это время, которое я никогда не верну. Время, в течение которого я мог бы сделать так много…

- Три месяца из скольких лет? – Бросила в ответ Роза. – У Джона были только эти три месяца!

Доктор открыл было рот, чтобы ответить, но затем, с, казалось, Геркулесовым трудом остановил себя, и как будто бы мысленно отступил. Если бы Роза не была в такой ярости, она могла бы впечатлиться его необычайным проявлением самообладания.

Как только он взял себя в руки, Доктор сделал осторожный шаг вперед с вытянутыми руками. Вроде того, как приближаются к рычащей собаке, которая сорвалась с цепи. Или к маленькому ребенку с заряженным пистолетом.

- Роза, - произнес он, крайне мягко и спокойно. – Мне жаль, но… Джон не был настоящим

Она немедленно вспылила.
- Не смей

Доктор беспрепятственно продолжил поверх ее голоса.
- … и тебе необходимо это понимать. Он был лишь образом, вымыслом. Джон Смит был лишь историей – не более того.

- … говорить мне, что он не был настоящим! Как ты, из всех людей, можешь решать… нет, он был не просто историей! Ты можешь думать…

- Ты ведешь себя так, будто бы он уехал в отпуск или вроде того! – Громко продолжил Доктор, явно выведенный из себя. – Его больше нет! Он мертв! Нет, даже не мертв, - осознал он, как будто бы поразмыслив. – Начнем с того, что он и не был жив…

- Не говори так! – Роза выставила на него палец в предупреждающем жесте. – Только лишь то, что он был искусственно создан, а не рожден, еще не делает его хоть сколько-нибудь менее важным! Может быть, его больше и нет, но он был. Настоящим. Три полных месяца человек по имени Джон Смит жил и… и любил, и был любим в ответ окружавшими его людьми! У него была работа и жена, и мечты, и надежды, и страхи, и все остальное. Так что даже не пытайся говорить мне, что он не был настоящим!

Она закончила свой монолог сухим всхлипом, а затем вылетела из комнаты управления, оставив позади бессвязно лопочущего Доктора.

~*~


Как и со всеми ее настроениями, гнев Розы на Доктора не задержался. Она никогда не была склонна дуться, в особенности с ним. Так что, когда некоторое время спустя он объявился с чашкой чая и тарелочкой печенья, она не могла не простить его чуть-чуть. Даже не смотря на то, что большую часть печенья он съел, пока добирался до ее комнаты. Она даже извинилась за то, что накричала на него, а он улыбнулся и принял это за сигнал к тому, чтобы тихонько стянуть последнее печенье.

Этот трюк заработал ему довольно впечатляющий тяжелый взгляд, но вскоре они оба уже смеялись над этим, и пока Роза дула на свой чай, Доктор аккуратно лизнул палец, чтобы подобрать крошки с тарелки.

- Я тут думал… о том, чтобы взять тебя на эту планету. – Нерешительно предложил он в перерывах между охотой за крошками. – Она вся просто покрыта спа и косметическими… такими…заведениями. По всей видимости, они делают замечательные грязевые что-то-там. Тебе не помешает немного отдыха и восстановления сил, верно? Или… оо, как насчет пляжа? Ксориан всегда приятен в это время года. Нуу, в смысле, будет приятен в то время года, в которое я нас возьму. Бонди тоже довольно неплох, если бы ты предпочла что-нибудь, не знаю, поближе к дому? Знаешь, на самом деле, я не был в Сиднее на протяжении нескольких регенераций! Что думаешь?

Он был так искренен в своей угодливости, что в итоге они посетили по крайней мере полдюжины других планет, прежде чем им удалось вернуться на Землю, и на Бонди. К глубокому удивлению Розы, именно там (из всех возможных мест) они наконец столкнулись с катастрофой, которой она ждала, затаив дыхание. Даже тогда, это оказался всего лишь хорватский турист, попавший в быстрину – и уступивший первое место Доктору, прискорбно скомбинировавшему пляжные шорты с рисунком в виде австралийского флага и свою обычную рубашку с галстуком.

К счастью, системы перевода ТАРДИС позволили им спасти бедного мужчину из его затруднительного положения, прежде чем он бы утонул, но как бы Роза ни уговаривала Доктора, он так и не переоделся во что-нибудь более подходящее (или хотя бы просто не ослабил галстук и вытащил рубашку из пояса). В конце концов, она сдалась и просто терпела косые взгляды прохожих, которыми те одаривали их, пока они шли по городу. Особенно, когда они достигли Вуллумулу, и он провел добрых пять минут, громко декламируя лимерики о нем.

Когда солнце медленно скрылось за городом, они вдвоем обнаружили себя медленно прогуливающимися вдоль Кругового Причала, оба подобрали по пути по стаканчику до нелепости дорогого джелато. Они шли, пока дощатые мостки не закончились, а затем приостановились, чтобы посмотреть на здание Оперы, полностью залитое оранжевым светом солнца.

Роза чуть ухмыльнулась, вспомнив неприятности, в которые они прямо там вляпались всего лишь около часа назад. Охрана Оперы сурово выдворила их из здания после того, как Доктор наполовину вскарабкался на один из парусов в попытке разглядеть вблизи кровлю. Оказалось, что австралийцам не нравится, когда люди лазят по одному из их знаменитейших национальных символов. Вот поди ж ты. Опять же, Роза предполагала, что если бы какой-то «йоббо» (элемент австралийского сленга, которым Доктор до сих пор восхищался) вздумал бы заниматься альпинизмом на Биг Бене или вроде того, она бы тоже не пришла в восторг.

- Ты слегка обгорела, - внезапно произнес Доктор, и Роза осознала, что он разглядывал ее голые плечи, пока она предавалась воспоминаниям. Она с умеренным интересом осмотрела себя, внимательно следя за тем, чтобы ее оставшееся мороженое не закапало, пока она переключила внимание. Кожа на ее плечах была горячей наощупь, но в сумерках она не могла сказать, насколько сильно сгорела.

Когда она подняла взгляд, чтобы спросить его, она, однако, отвлеклась открытием того, что и Доктор не был защищен от яркого солнца сегодня. Она широко улыбнулась, зажав кончик языка между зубами, когда насмешливо сказала ему:
- Ну, у тебя-то веснушек в два раза больше, чем было этим утром! – он расплылся в не менее широкой ответной улыбке, зубы ярко белели на фоне его потемневшей кожи.

- Правда? – Он скосил глаза, пытаясь посмотреть на свой собственный нос, и Роза рассмеялась, прильнув к нему сбоку, чтобы они смогли закончить чмокать и хрупать свое мороженое и смотреть на здание Оперы поверх темнеющей воды. Пока они там стояли, повсюду вокруг них начали зажигаться огни, и Доктор осторожно обхватил ее рукой за плечи – хотя, было ли это по причине ее солнечного ожога или же простой неловкости, она не могла сказать.

Что касается нее самой, она сейчас, на самом деле, ощущала себя наиболее комфортно рядом с ним с тех самых пор, как он вернулся. У них была своя доля неловкости – в основном, по причине неспособности тела Розы как следует понять разницу между Доктором и Джоном. Она отстранялась от него более, чем раз, с тех пор, как он вернулся, и хотя Доктор очевидно был озадачен ее внезапной потребностью в физическом пространстве, он последовал ее примеру и ограничил их физический контакт во всякое время только до того, что она находила комфортным.

Это был иступляющий танец, неловкости которому добавляло его явное и непрерывное беспокойство о ее благополучии. Он до сих пор спрашивал ее периодически, в порядке ли она, но Роза не была уверена, был ли он до конца искренен, или же просто задавал вопрос по привычке. В любом случае, она всегда быстро убеждала его, что была в порядке, до сих пор боясь, что он просто сбросит ее дома, если она признается, как чувствует себя на самом деле.

Однако, прямо сейчас, между дневными приключениями, их непринужденным подтруниванием и этим уютным местом у него на боку, куда она, казалось, идеально помещалась, Роза не могла не почувствовать себя удовлетворенной, когда догрызла кончик своего вафельного рожка, а затем принялась вычищать его крошки из зубов кончиком языка.

Это было привычно, это были они. Это было…

- Красиво, - прошептала Роза, откинув голову на его плечо с тихим вздохом.

- Знал, что тебе понравится! – с некоторым самодовольством произнес Доктор, прежде чем нервно пошевелиться рядом с ней. – Роза?

- Мммн? – Она повернула шею, чтобы взглянуть вверх на него, и оказалась поражена выражением его лица – как будто бы он пытался разгадать ее, как будто бы удерживался от того, чтобы сказать или сделать… ну. Что-то.

Надежда расцвела у нее в груди, и она чуть выпрямилась, внезапно и довольно иррационально возжелав зацеловать его до смерти, черт с ними, с приличиями и границами. Ведь точно же она не выдумывала тот факт, что он выглядел прямо так, как она себя чувствовала, так, будто бы он думал о том же самом, что и она?

Он выглядел так же, как всегда выглядел Джон перед тем, как поцеловать ее.

- Роза… - вновь произнес он, и ее глаза опустились на его рот, когда его губы прокатали ее имя. Она наблюдала за ними, наблюдала, как его язык прижался к зубам, а затем вновь исчез. Ее пульс уже ускорился – и, о, да кому какое дело. Она точно его поцелует. Роза перенесла свой вес вперед на пальцы ног и собиралась уже подняться на цыпочки, когда…

Доктор сверкнул такой яркой улыбкой, как будто бы звезда вспыхнула перед ее носом.

Роза моргнула, чуть дернувшись в изумлении, когда его улыбка стала застенчивой, и он нервно хихикнул.
- Знаешь, я не думаю, что поблагодарил тебя.

На отчаянную долю секунды она думала, что он все равно поцелует ее, но затем он обхватил ее и сжал так сильно, что ее ноги оторвались от земли. Она ощущала, как он улыбается рядом с ее виском, ощущала его благодарность в прикосновении его тела к ней.

Но больше ничего.

- Что? – пискнула она, до того ошарашенная, что едва вспомнила обнять его в ответ.

- Спасибо, - повторил он, голос его был чуть хрипловатым напротив ее уха. Спустя мгновение он вновь опустил ее на ноги, но не выпустил из объятия. На самом деле, он, казалось, прижался еще ближе. – За то, что присматривала за мной, пока я был человеком.

Наступило понимание. Роза замерла. Доктор, казалось, не заметил.

- Я знаю, что это не могло быть просто для тебя, - продолжал он, бормоча ей в щеку. – Притворяться кем-то, кем ты не являешься – в особенности, так далеко от своего собственного времени, как ты была. И это ведь не в твоей природе, лгать и таить секреты, ты слишком искренна для этого. Но я никогда бы не стал просить, если бы это не было необходимо – если бы был другой выбор. Ты ведь это знаешь, верно?

Горло Розы ощущалось странно сдавленным, когда она хрипло ответила:
- Ага. – Его хватка была на самую чуточку слишком крепкой на ее обгоревших плечах, и она сжала его напоследок, прежде чем ослабить руки и чуть пошевелиться, в надежде, что он поймет намек. К счастью, он понял, и высвободившись из его объятия, Роза тут же сунула руки в карманы своих шорт. – Я знаю. Все в порядке, ага?

Они оба погрузились в молчание, Доктор до сих пор сжимал остатки своего вафельного рожка, а Роза ковыряла землю своими дешевыми босоножками.

- Что ж, - произнес он, наконец, чуть озадаченный ее реакцией, но явно надеющийся. – Назад на ТАРДИС, тогда? Путь предстоит неблизкий…

Он попытался улыбнуться, но Роза лишь кивнула. Большая часть обратной дороги прошла в неуютном молчании, Роза намеренно поглубже засунула руки в карманы своих шорт, так что, когда Доктор потянулся за ее рукой, он лишь задел ее запястье, а затем удрученно отстранился.

Она ужасно себя чувствовала из-за того, что отвергала его, но Роза не могла не расстроиться немного из-за того, что он явно не имел ни малейшего понятия о том, почему она так странно вела себя в последнее время. И в истинной Докторской манере даже не пытался добраться до сути. Очевидно надеясь, что все забудется теперь, когда он извинился за то, что было, по его мнению, не так, она атаковал консоль в ту же минуту, как они зашли, переключая кнопки и рычаги и треща без умолку о том, куда им следует направиться дальше.

«Однако, по крайней мере, он был прав в одном», - думала Роза, решительно проследовав за ним в комнату управления. Если Роза Тайлер и была какой, она была искренней. «И, возможно», - думала она, - «пришло время использовать это для собственной выгоды, и черт с ними, с последствиями».

- Я не притворялась, - выпалила она прямо посреди его болтовни. Доктор тупо уставился на нее.

- Не…? – умолк он, бесцельно помахивая рукой там, где собирался ухватиться за монитор и развернуть его к себе.

- Ты сказал, что я притворялась, - напомнила она ему. – Тогда в 1913 году. В смысле, да, в начале я, скорее всего, и притворялась, но… - ненадолго опустив голову, она закусила губу и просто выпалила все это. – Я на самом деле чувствовала что-то к Джону. Я… л…любила его. В конце. Не то, чтобы я не хотела, чтобы ты вернулся! – Поспешно добавила она. – Я хотела, но просто… я не хотела, чтобы он…

Она умолкла, потерянная, но к ее удивлению Доктор задумчиво кивал. Господи, неужели он на самом деле понимал? Неужели он уже знал? На мгновение его подбородок задвигался из стороны в сторону, как будто бы он по-настоящему пережевывал свои следующие слова, а затем он сглотнул и кашлянул.

- Что ж, - с окончательностью произнес он, но затем начал заикаться, и сердце Розы ухнуло вниз. – Это… ничего. Думаю. В смысле, я не против, что ты… - он сделал паузу, неопределенно помахав в ее сторону. – Ну, знаешь.

- Ты не злишься? – произнесла она с немалым скептицизмом. – Что у меня были чувства к нему?

Доктор сморщил гримасу.
- А должен?

Это принесло некоторую боль. Конечно же, он, черт возьми, должен был! Но Розу было не остановить.
- Ну, ага, - продолжала она. – Потому что я собиралась позволить ему остаться! Я даже не собиралась открывать часы – по крайней мере, до Рождества. Если б представился шанс, я могла бы позволить ему остаться навечно…

Доктор даже не казался удивленным ее признанием и быстро отмахнулся от него.
- Ты бы не стала, - просто сказал он. – Ты женщина слова, нравится тебе это или нет. И ты знаешь так же хорошо, как и я, что в конце концов ты бы поступила правильно и выпустила бы меня. – Он непринужденно улыбнулся ей, и Роза только начала было вновь возражать, как он легко прервал ее. – И в любом случае, часы были настроены на запрограммированное высвобождение. Как только три месяца закончились бы, они так и так открылись бы сами. Так что! Никакого вреда не причинено. А?

Роза ощутила, как чуть сдулась. Значит, даже если бы она попыталась оставить Джона до Рождества…

- Ага, - уныло произнесла она.

- Да, - произнес Доктор, неловко помахав руками. – Ладно. Что ж. – Он резко двинулся было, как будто бы обняться, но затем передумал и вместо этого сложил руки на груди. – Так ты не сердилась из-за того, что я не поблагодарил тебя?

Роза неверяще уставилась на него.
- С чего тебе это вообще в голову пришло?

- О, я просто подумал, что, может быть, поэтому ты… ты… - пробормотал Доктор, неопределенно умолкнув, хотя она и уловила несколько разрозненных слов, - проводила… косвенные сравнения… хотя, возможно… на самом деле, не важно, что… теперь-то я несомненно знаю, почему…

- Я не ожидала, что ты будешь меня благодарить, - пробормотала Роза, как только он скатился до чего-то близкого к молчанию. – Я думала, ты будешь сердиться на меня.

- Не на что сердиться, - беззаботно произнес Доктор, вновь огибая консоль. – На самом деле. Верно? В смысле, ты присмотрела за мной, проследила, чтобы Семейство не заполучило в свои руки часы…

- Спала с тобой без разрешения… - Добавила Роза себе под нос, но он либо не расслышал ее, либо просто предпочел проигнорировать. Он продолжал бродить вокруг временного ротора, и Роза потеряла терпение. – Мы можем отправиться в Лондон? – Наконец, спросила она, умоляюще опершись на консоль. – Чтобы я могла повидаться со своей мамой?

Если Доктор и был удивлен внезапной сменой темы разговора, он этого не показал, лишь продолжил свое бормотание в чем-то, напоминающем согласие, и несколькими минутами спустя он парковал ТАРДИС на ее обычном месте прямо рядом с квартирой ее матери.

Она откладывала эту поездку на протяжении недель, на задворках ее сознания до сих пор сидело то закрадывающееся подозрение, что Доктор просто ждет возможности сбросить ее обратно домой. Но она уже достигла края, зашла так далеко, что ее уже даже не волновало то, что он может оставить ее дома, лишь бы увидеться со своей мамой, чтобы по-настоящему обсудить с кем-нибудь все, что произошло.

Облегчением было почувствовать приземление ТАРДИС на знакомой земле – или асфальте, раз уж на то пошло. Быстрая сверка с монитором обнаружила Пауэлл-Эстейт во всем его пошарпанном блеске. Роза немедленно поскакала к рампе, слегка устыдившись, когда на полпути к двери осознала, что, скорее всего, должна была спросить Доктора, не хочет ли он сопровождать ее.

- Ты… хочешь тоже подняться? – спросила она, теребя потертый край своих шорт. Доктор, однако, занимался консолью с чуть слишком пристальным вниманием для того, чтобы это было искренним, и когда она заговорила, во всей красе изобразил удивленный взгляд.

- Хммн? О. Нееее. – Он изо всех сил пытался поддерживать непринужденный тон, но не встречался с ей взглядом. – Тебе, скорее всего, много чего нужно с ней обсудить. Нет никакой надобности во мне, встревающем там, где меня не просили. Кроме того, - его рука взлетела к волосам, и он казался слегка смущенным. – У меня такое чувство, что я на очереди за очередной пощечиной после… последних событий.

- Я не позволю ей бить тебя, - убедила его Роза, но Доктор оставался непреклонен. – Уверен? – Надавила на всякий случай она.

- Абсолютно! – Улыбнулся он с притворной веселостью, прежде чем повернуться к ней спиной. – Я буду здесь, когда ты будешь готова. Не торопись!

Ни на секунду не поверив в его игру, но ничего так не желая, как увидеть свою маму, Роза распахнула двери ТАРДИС, только чтобы быть встреченной кусачим холодным вечерним ветром, немедленно покрывшим открытые участки ее тела гусиной кожей.

- Между прочим, может возникнуть желание взять с собой пальто, - небрежно добавил Доктор, даже не оторвавшись от монитора. – Мое у двери. Если хочешь.

В обычных обстоятельствах она была бы тронута жестом, рада возможности нырнуть в божественное тепло и Докторский запах его пальто. Вместо этого, Роза ощутила лишь волну раздражения, стянув его с коралловой опоры, на которую он всегда его скидывал. «Мог бы и потеплее день выбрать, верно?» - с недовольством думала она, надевая его.

Она потащилась в ночь, не попрощавшись, а затем поднялась по лестнице к квартире ее мамы, атласная подкладка пальто мягко лежала на ее поврежденной солнцем коже. По пути она подмечала знакомые звуки ее старых соседей, движущихся за закрытыми дверями. Готовящих ужин или смотрящих телевизор. Смеющихся над чем-то глупым, что произошло на работе или в школе. Плач ребенка, раздающийся поверх звуков ссоры…

Роза ускорилась, даже не заметив этого, едва не запинаясь о пальто Доктора в спешке добраться до двери ее матери. Ей внезапно и абсурдно отчаянно захотелось вернуться, уйти от ТАРДИС, Доктора и просто всего.

Никогда еще не было так просто оставить ТАРДИС – оставить Доктора – позади. Но ей необходимо было что-то человеческое. Что-то, чего Доктор не мог ей дать, потому что не понимал. Теперь это было ей так ясно. Даже несмотря на то, что он очевидно пытался помочь, этого было недостаточно.

Его было недостаточно.

Она добралась до двери со сбившимся дыханием и все еще стучала в нее, когда Джеки открыла, ослепительная в своем халате из искусственного шелка и рассеянно сжимающая в руке пульт от телевизора.

- Роза? – с некоторым удивлением сказала она, прежде чем заглянуть за ее плечо и добавить, - Где Доктор?

Лицо Розы сморщилось, и Джеки, хорошо обученная мастерству чтения языка тела ее дочери, не тратя времени, привлекла ее к себе, позволив ей расклеиться. Роза издала один упрямый всхлип, затем другой, прежде чем сдалась под натиском слез, сдерживаемых на протяжении недель.

- Ох, Роза, - тихо произнесла Джеки, принявшись круговыми движениями поглаживать ее по спине. – Ох, милая…

Пальцы Розы спазматически сжимали в кулаках розовый шелк, пока она беспомощно рыдала, щекой прижимаясь к теплу и мягкой тяжести ее матери, и горе волнами накатывало на нее.

- Что он с тобой сделал? – Бормотала Джеки, мягко покачивая ее на месте. – Ох, солнышко, что он теперь с тобой сделал?

@темы: Т, Роза, ИБЧ, Доктор, Джеки, Десятый, romance, fluff, drama, angst, action/adventure, PG-13, AU, Фанфик: перевод

URL
Комментарии
2014-08-27 в 13:25 

Ariadne_
Наконец мне удалось зайти в свой профиль, и теперь я смогу оставить комментарий не в качестве «гостя»

Ну..признаюсь честно,я ожидала не этого.
Думала,что нам предоставят многочасовые переговоры,а после ,может быть,и потрясающую расправу над семьёй крови.А в конце внутреннюю дилемму Доктора,над всем этим.
«Но» нет.
Честно,мне не хватило после такой завязки сюжета больше.. динамики что ли..
Видимо автор решил поставить на другое.Ну да и ладно.

Перевод как всегда хороший.Продолжате,я всегда буду ждать ваших переводов.

Ада.

2014-08-27 в 18:52 

Lissa~~
Читатель историй
Ariadne_, поздравляю с регистрацией)
Ну, да, фокус истории не на экшне (хотя, все главы до непосредственного появления Семейки тоже ведь были довольно неторопливыми по части действия), скорее на отношениях, сюжет служит лишь обрамлением) Я тоже люблю истории с уклоном в приключенческие романы, похожие на полноценные эпизоды из сериала) Но, надо отдать должное, в самом сериале эти два эпизода тоже закончились не сильным экшном - сама расправа над Семейством в ретроспективе, как будто со слов Доктора. А тут ведь повествование идет от лица Розы, и Доктор ей ничего не рассказал. Эта история трогает меня психолгической достоверностью взаимоотношений Доктора и Розы, во время и после этого "приключения")
Спасибо за отзыв)

URL
     

главная